БЛОГ ИЗВНЕ

проСВЕТление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » проСВЕТление » Разнообразие » О Русском. Древнем, былинном, современном


О Русском. Древнем, былинном, современном

Сообщений 61 страница 90 из 92

61

http://img-fotki.yandex.ru/get/4302/almonah3.2a6/0_41c4d_71f75184_XL.jpg

Картина Боги Прави. Автор Виктор Крижанивский

+1

62

http://img-fotki.yandex.ru/get/4306/almonah3.2a6/0_41c4c_56c85439_XL.jpg

Картина Богиня Доля. Автор Виктор Крижанивский

+1

63

http://img-fotki.yandex.ru/get/4214/almonah3.2a6/0_41c4b_ac6a0cd1_XL.jpg

Картина Божич Коляда. Автор Виктор Крижанивский

+2

64

http://img-fotki.yandex.ru/get/4300/almonah3.2a6/0_41c4a_b071184f_XL.jpg

Картина Даждьбог. Автор Виктор Крижанивский

+2

65

http://img-fotki.yandex.ru/get/4214/almonah3.2a6/0_41c49_aa8f7020_XL.jpg

Картина Дана Богиня! Автор Виктор Крижанивский

+2

66

http://img-fotki.yandex.ru/get/4210/almonah3.2a6/0_41c48_107aa08e_XL.jpg

Картина Лада Автор Виктор Крижанивский

+1

67

http://img-fotki.yandex.ru/get/4211/almonah3.2a6/0_41c47_45e9fc34_XL.jpg

Картина Ярило Бог. Автор Виктор Крижанивский

+1

68

http://img-fotki.yandex.ru/get/4210/almonah3.2a6/0_41c46_132ad6b7_XL.jpg

Картина Бог Ветра. Автор Виктор Крижанивский

+2

69

+1

70

Раннее

+1

71

Vika. ПЛЮС) Остальные плюсы позже)

0

72

Официальный клип

в другом варианте

+1

73

Словом не кривить,
Ладить напрямик,
Песнями латать
Души горемык,
Сердце сокрушать,
Как луну заря,
Научи меня
Родина моя.

Крест не уронить,
Гнуться, но держать,
А коли уронил,
Так суметь поднять,
Да ценить тепло
Твоего огня,
Научи меня
Родина моя.

Через дожди, через вату туч
Льются на землю твои лучи,
Так свистопляс городов
Милует трепет свечи.
Так сквозь асфальт колосится жизнь,
Так сквозь столетия звенит Завет!
Там, где кончается мир,
Начинается Свет.

Правдой дорожить,
Лжи не потакать,
Дальних не судить,
Ближним помогать,
С тишиной сойтись
На исходе дня,
Научи меня
Родина моя.

+1

74

Борис Михайлович Ольшанский.
Волхв Всеславович.
http://s41.radikal.ru/i093/1005/2e/043cdf37550e.jpg

+2

75

Борис Михайлович Ольшанский.
Священный зов.

http://i058.radikal.ru/1005/81/6c7ef69b69ba.jpg

+3

76

Борис Михайлович Ольшанский.
Былина.
http://s49.radikal.ru/i123/1005/5d/7941220b9122.jpg

+2

77

http://forum.bezmolvie.ru/go.php?http:/ … o/tim.html
Солон рассказывал, что, когда он в своих странствиях прибыл туда, его приняли с большим почетом; когда же он стал расспрашивать о древних временах самых сведущих среди жрецов, ему пришлось убедиться, что ни сам он, ни вообще кто-либо из эллинов, можно сказать, почти ничего об этих предметах не знает. Однажды, вознамерившись перевести разговор на старые предания, он попробовал рассказать им наши мифы о древнейших событиях - о Форонсе, почитаемом за первого человека, о Ниобо и о том, как Девкалион и Пирра пережили потоп; при этом он пытался вывести родословную их потомков, а также исчислить по количеству поколений сроки, истекшие с тех времен. И тогда воскликнул один из жрецов, человек весьма преклонных лет: "Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, и пет среди эллинов старца!" "Почему ты так говоришь?" - спросил Солон. "Все вы юны умом,- ответил тот,- ибо умы ваши не сохраняют в себе никакого предания, искони переходившего из рода в род, и никакого учения, поседевшего от времени. Причина же тому вот какая. Уже были и еще будут многократные и различные случаи погибели людей, и притом самые страшные - из-за огня и воды, а другие, менее значительные,- из-за тысяч других бедствий. Отсюда и распространенное у вас сказание о Фаэтоне, сыне Гелиоса, который будто бы некогда запряг отцовскую колесницу, но не смог направить ее по отцовскому пути, а потому спалил все на Земле и сам погиб, испепеленный молнией.

Положим, у этого сказания облик мифа, по в нем содержится и правда: и самом деле, тела, вращающиеся по небосводу вокруг Земли, отклоняются от своих путей, и потому через известные промежутки времени все на Земле гибнет от великого пожара. В такие времена обитатели гор и возвышенных либо сухих мест подвержены более полному истреблению, нежели те, кто живет возле рек или моря; а потому постоянный наш благодетель Нил избавляет нас и от этой беды, разливаясь.

Когда же боги, творя над Землей очищение, затопляют ее водами, уцелеть могут волопасы и скотоводы в горах, между тем как обитатели ваших городов оказываются унесены потоками в море, но в нашей стране вода ни в такое время, ни в какое-либо иное не падает на поля сверху, а, напротив, по природе своей поднимается снизу. По этой причине сохраняющиеся у нас предания древнее всех, хотя и верно, что во всех землях, где тому не препятствует чрезмерный холод или жар, род человеческий неизменно существует в большем или меньшем числе. Какое бы славное или великое деяние или вообще замечательное событие ни произошло, будь то в нашем краю или в любой стране, о которой мы получаем известия, все это с древних времен запечатлевается в записях, которые мы храним в наших храмах; между тем у вас и прочих пародов всякий раз, как только успеет выработаться письменность и все прочее, что необходимо для городской жизни, вновь и вновь в урочное время с небес низвергаются потоки, словно мор, оставляя из всех вас лишь неграмотных и неученых. И вы снова начинаете все сначала, словно только что родились, ничего не зная о том, что совершалось в древние времена в нашей стране или у вас самих.
Солон рассказывал, что, когда он в своих странствиях прибыл туда, его приняли с большим почетом; когда же он стал расспрашивать о древних временах самых сведущих среди жрецов, ему пришлось убедиться, что ни сам он, ни вообще кто-либо из эллинов, можно сказать, почти ничего об этих предметах не знает. Однажды, вознамерившись перевести разговор на старые предания, он попробовал рассказать им наши мифы о древнейших событиях - о Форонсе, почитаемом за первого человека, о Ниобо и о том, как Девкалион и Пирра пережили потоп; при этом он пытался вывести родословную их потомков, а также исчислить по количеству поколений сроки, истекшие с тех времен. И тогда воскликнул один из жрецов, человек весьма преклонных лет: "Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, и пет среди эллинов старца!" "Почему ты так говоришь?" - спросил Солон. "Все вы юны умом,- ответил тот,- ибо умы ваши не сохраняют в себе никакого предания, искони переходившего из рода в род, и никакого учения, поседевшего от времени. Причина же тому вот какая. Уже были и еще будут многократные и различные случаи погибели людей, и притом самые страшные - из-за огня и воды, а другие, менее значительные,- из-за тысяч других бедствий. Отсюда и распространенное у вас сказание о Фаэтоне, сыне Гелиоса, который будто бы некогда запряг отцовскую колесницу, но не смог направить ее по отцовскому пути, а потому спалил все на Земле и сам погиб, испепеленный молнией.

Положим, у этого сказания облик мифа, по в нем содержится и правда: и самом деле, тела, вращающиеся по небосводу вокруг Земли, отклоняются от своих путей, и потому через известные промежутки времени все на Земле гибнет от великого пожара. В такие времена обитатели гор и возвышенных либо сухих мест подвержены более полному истреблению, нежели те, кто живет возле рек или моря; а потому постоянный наш благодетель Нил избавляет нас и от этой беды, разливаясь.

Когда же боги, творя над Землей очищение, затопляют ее водами, уцелеть могут волопасы и скотоводы в горах, между тем как обитатели ваших городов оказываются унесены потоками в море, но в нашей стране вода ни в такое время, ни в какое-либо иное не падает на поля сверху, а, напротив, по природе своей поднимается снизу. По этой причине сохраняющиеся у нас предания древнее всех, хотя и верно, что во всех землях, где тому не препятствует чрезмерный холод или жар, род человеческий неизменно существует в большем или меньшем числе. Какое бы славное или великое деяние или вообще замечательное событие ни произошло, будь то в нашем краю или в любой стране, о которой мы получаем известия, все это с древних времен запечатлевается в записях, которые мы храним в наших храмах; между тем у вас и прочих пародов всякий раз, как только успеет выработаться письменность и все прочее, что необходимо для городской жизни, вновь и вновь в урочное время с небес низвергаются потоки, словно мор, оставляя из всех вас лишь неграмотных и неученых. И вы снова начинаете все сначала, словно только что родились, ничего не зная о том, что совершалось в древние времена в нашей стране или у вас самих.
Солон рассказывал, что, когда он в своих странствиях прибыл туда, его приняли с большим почетом; когда же он стал расспрашивать о древних временах самых сведущих среди жрецов, ему пришлось убедиться, что ни сам он, ни вообще кто-либо из эллинов, можно сказать, почти ничего об этих предметах не знает. Однажды, вознамерившись перевести разговор на старые предания, он попробовал рассказать им наши мифы о древнейших событиях - о Форонсе, почитаемом за первого человека, о Ниобо и о том, как Девкалион и Пирра пережили потоп; при этом он пытался вывести родословную их потомков, а также исчислить по количеству поколений сроки, истекшие с тех времен. И тогда воскликнул один из жрецов, человек весьма преклонных лет: "Ах, Солон, Солон! Вы, эллины, вечно остаетесь детьми, и пет среди эллинов старца!" "Почему ты так говоришь?" - спросил Солон. "Все вы юны умом,- ответил тот,- ибо умы ваши не сохраняют в себе никакого предания, искони переходившего из рода в род, и никакого учения, поседевшего от времени. Причина же тому вот какая. Уже были и еще будут многократные и различные случаи погибели людей, и притом самые страшные - из-за огня и воды, а другие, менее значительные,- из-за тысяч других бедствий. Отсюда и распространенное у вас сказание о Фаэтоне, сыне Гелиоса, который будто бы некогда запряг отцовскую колесницу, но не смог направить ее по отцовскому пути, а потому спалил все на Земле и сам погиб, испепеленный молнией.

Положим, у этого сказания облик мифа, по в нем содержится и правда: и самом деле, тела, вращающиеся по небосводу вокруг Земли, отклоняются от своих путей, и потому через известные промежутки времени все на Земле гибнет от великого пожара. В такие времена обитатели гор и возвышенных либо сухих мест подвержены более полному истреблению, нежели те, кто живет возле рек или моря; а потому постоянный наш благодетель Нил избавляет нас и от этой беды, разливаясь.

Когда же боги, творя над Землей очищение, затопляют ее водами, уцелеть могут волопасы и скотоводы в горах, между тем как обитатели ваших городов оказываются унесены потоками в море, но в нашей стране вода ни в такое время, ни в какое-либо иное не падает на поля сверху, а, напротив, по природе своей поднимается снизу. По этой причине сохраняющиеся у нас предания древнее всех, хотя и верно, что во всех землях, где тому не препятствует чрезмерный холод или жар, род человеческий неизменно существует в большем или меньшем числе. Какое бы славное или великое деяние или вообще замечательное событие ни произошло, будь то в нашем краю или в любой стране, о которой мы получаем известия, все это с древних времен запечатлевается в записях, которые мы храним в наших храмах; между тем у вас и прочих пародов всякий раз, как только успеет выработаться письменность и все прочее, что необходимо для городской жизни, вновь и вновь в урочное время с небес низвергаются потоки, словно мор, оставляя из всех вас лишь неграмотных и неученых. И вы снова начинаете все сначала, словно только что родились, ничего не зная о том, что совершалось в древние времена в нашей стране или у вас самих.

+1

78

Виктор Михайлович Васнецов 
Гамаюн - птица вещая.
http://i073.radikal.ru/1005/63/a77c48a804db.jpg

Гамаюн

Виктор Корольков
1996

Птица Гамаюн - посланница славянских богов, их глашатай. Она поет людям божественные гимны и провозвещает будущее тем, кто согласен слушать тайное.

В старинной «Книге, глаголемой Козмография» на карте изображена круглая равнина земли, омываемая со всех сторон рекою-океаном. На восточной стороне означен «остров Макарийский, первый под самым востоком солнца, близ блаженного рая; потому его так нарицают, что залетают в сей остров птицы райские Гамаюн и Феникс и благоухание износят чудное». Когда летит Гамаюн, с востока солнечного исходит смертоносная буря.

Гамаюн все на свете знает о происхождении земли и неба, богов и героев, людей и чудовищ, зверей и птиц. По древнему поверью, крик птицы Гамаюн предвещает счастье.

Гамаюн

Один охотник выследил на берегу озера диковинную птицу с головой прекрасной девы. Она сидела на ветке и держала в когтях свиток с письменами. На нем значилось: «Неправдою весь свет пройдешь, да назад не воротишься!»

Охотник подкрался поближе и уже натянул было тетиву, как птицедева повернула голову и изрекла:

- Как смеешь ты, жалкий смертный, поднимать оружие на меня, вещую птицу Гамаюн!

Она взглянула охотнику в глаза, и тот сразу уснул. И привиделось ему во сне, будто спас он от разъяренного кабана двух сестер - Правду и Неправду. На вопрос, чего он хочет в награду, охотник отвечал:

- Хочу увидеть весь белый свет. От края и до края.

- Это невозможно, - сказала Правда. - Свет необъятен. В чужих землях тебя рано или поздно убьют или обратят в рабство. Твое желание невыполнимо.

- Это возможно, - возразила ее сестра. - Но для этого ты должен стать моим рабом. И впредь жить неправдой: лгать, обманывать, кривить душой.

Охотник согласился. Прошло много лет. Повидав весь свет, он вернулся в родные края. Но никто его не узнал и не признал: оказывается, все его родное селение провалилось в разверзшуюся землю, а на этом месте появилось глубокое озеро.

Охотник долго ходил по берегу этого озера, скорбя об утратах. И вдруг заметил на ветке тот самый свиток со старинными письменами. На нем значилось: «Неправдою весь свет пройдешь, да назад не воротишься!»

Так оправдалось пророчество вещей птицы Гамаюн.

+1

79

Песни птицы Гамаюн





                   ПЕРВЫЙ КЛУБОК





     Разгулялась непогодушка,  туча грозная поднималась.  Расшумелись, 

приклонились дубравушки,  всколыхалась в поле ковыль-трава.

То летела Гамаюн -  птица вещая со восточной со сторонушки,   бурю

крыльями поднимая.  Из-за гор  летела высоких,  из-за леса  летела

темного, из-под тучи той непогожей.

     Сине море  она перепархивала,  Сарачинское поле перелетывала.

Как у реченьки быстрой Смородины, у бел горюч камня Алатыря во

зеленом садочке на яблоне  Гамаюн-птица присаживалась.  Как садилась

она - стала песни петь, распускала перья до сырой земли.

     Как у камня того у Алатыря собиралися-соезжалися сорок  царей

со царевичем,  сорок князей со князевичем,  сорок могучих витязей,

сорок  мудрых  волхвов.  Собиралися-соезжалися,  вкруг  ее  рядами

рассаживались, стали птицу-певицу пытать:

     - Птица  вещая,  птица мудрая,  много знаешь ты,  много

ведаешь...  Ты скажи, Гамаюн, спой-поведай нам...  Отчего зачался весь

белый свет?  Солнце Красное  как зачалось?  Месяц Светлый  и часты

звездочки отчего, скажи, народились?  И откуда взялись ветры  буйные? Разгорелись как зори ясные?

     - Ничего не скрою, что ведаю...

                             - * -

     До рождения  света  белого тьмой  кромешною  был окутан  мир.

Был во тьме лишь Род -  прародитель наш.  Род  - родник вселенной,

отец богов.

     Был вначале Род заключен  в яйце,  был он семенем непророщенным, был он почкою нераскрывшейся. Но конец пришел заточению,  Род

родил Любовь - Ладу-матушку.

     Род разрушил темницу силою Любви,  и тогда Любовью мир наполнился.

     Долго мучился Род, долго тужился.  И родил он царство  небесное, а под ним создал поднебесное.  Пуповину разрезал радугой, от-

делил Океан - море синее  от небесных вод твердью каменной.  В не-

бесах воздвигнул  три свода он.  Разделил  Свет и Тьму,  Правду  с

Кривдою.

     Род родил затем Землю-матушку,  и ушла Земля в бездну темную,

в Океане она схоронилась.

     Солнце вышло тогда из лица его -  самого Рода небесного, прародителя и отца богов!

     Месяц светлый - из груди его -  самого Рода небесного, прародителя и отца богов!

     Звезды частые - из очей его - самого Рода небесного, прародителя и отца богов!

     Зори ясные - из бровей его - самого Рода небесного,  прародителя и отца богов!

     Ночи темные - да из дум его - самого Рода небесного, прародителя и отца богов!

     Ветры буйные - из дыхания - самого Рода небесного, прародителя и отца богов!

     Дождь и снег, и град - от слезы его -  самого Рода небесного,

прародителя и отца богов!

     Громом с молнией  - голос стал  его - самого  Рода небесного,

прародителя и отца богов!

                             - * -

     Родом рождены были для Любви  небеса и вся поднебесная. Он  -

-  отец  богов,  он  и  мать  богов,  он  - рожден собой и родится

вновь.

     Род - все боги, и вся поднебесная, он - что было, и то,  чему

быть предстоит, что родилось и то, что родится.

                             - * -

     Род родил Сварога  небесного  и  вдохнул в него  свой могучий

дух.  Дал четыре ему головы, чтоб он -  мир осматривал во все стороны, чтоб ничто от него не укрылось, чтобы все замечал в поднебесной он.

     Путь Сварог стал Солнцу прокладывать по небесному своду синему, чтобы кони-дни мчались по небу, после утра чтоб начинался день,

а на смену дню -  прилетала ночь.

     Стал Сварог по небу похаживать, стал свои владенья оглядывать.

Видит - Солнце по небу катится, Месяц светлый видит и звезды, а под

ним Океан расстилается и волнуется, пеной пенится.  Оглядел свои он

владения, не заметил лишь Землю-матушку.

     - Где же мать-Земля? - опечалился.

     Тут заметил он - точка малая в Океане-море чернеется.  То  не

точка в море чернеется, это уточка серая плавает,  пеной серою по-

рожденная.  В море плавает, как на иглы прядет,  на одном месте не

сидит, не стоит - все поскакивает и вертится.

     - Ты не  знаешь ли,  где Земля лежит?  -  стал пытать  Сварог

серу уточку.

     - Подо мной Земля, - говорит она, - глубоко в Океане схороне-

на...

     - По велению  Рода небесного,  по хотенью-желанью  сварожьему

Землю ты добудь из глубин морских!

     Ничего не сказала уточка,  в Океан-море нырнула,  целый год в

пучине скрывалась. Как год кончился - поднялась со дна.

     - Не хватило мне духа немножечко,  не доплыла я до  Земли чу-

ток. Волосок всего недоплыла я...

     - Помоги нам, Род! - тут воззвал Сварог.

     Поднялись тогда ветры буйные, расшумелось море синее...  Вду-

нул ветром Род силу в уточку.

     И сказал Сварог серой уточке:

     - По велению  Рода небесного,  по  хотенью-желанью сварожьему

Землю ты добудь из глубин морских!

     Ничего не сказала уточка, в Океан-море  нырнула и два  года в

пучине скрывалась. Как срок кончился - поднялась со дна.

     - Не хватило мне духа немножечко,  не доплыла я до  Земли чу-

ток. На полволоса недоплыла я...

     - Помоги, отец! - вскрикнул тут Сварог.

     Поднялись тогда ветры буйные,  и по небу пошли  тучи грозные,

разразилась буря великая, голос Рода - гром небеса потряс,  и уда-

рила в уточку молния. Род вдохнул тем силу великую бурей грозною в

серу уточку.

     И заклял Сварог серу уточку:

     - По велению  Рода небесного,  по хотенью-желанию сварожьему,

Землю ты добудь из глубин морских!

     Ничего не сказала уточка,  в Океан-море нырнула  и три года в

пучине скрывалась. Как срок кончился - поднялась со дна.

     В клюве горсть земли принесла она.

                             - * -

     Взял Сварог горсть земли, стал в ладонях мять.

     - Обогрей-ка, Красно Солнышко, освети-ка, Месяц светлый, под-

собите, ветры буйные!  Будем мы лепить из земли сырой Землю-матуш-

ку, мать кормилицу. Помоги нам, Род! Лада, помоги!

     Землю мнет Сварог - греет Солнышко,  Месяц светит и дуют вет-

ры. Ветры сдули землю с ладони, и упала она в море синее. Обогрело

ее Солнце Красное - запеклась Сыра Земля сверху корочкой,  остудил

затем ее Месяц светлый.

     Так создал Сварог Землю-матушку. Три подземные свода он в ней

учредил - три подземных, пекельных царства.

     А чтоб в море   Земля не ушла  опять,  Род родил под  ней Юшу

мощного -  змея дивного, многосильного.  Тяжела его доля - держать

ему много тысяч лет Землю-матушку.

     Так была рождена  Мать  Сыра  Земля.   Так на Змее  она  упо-

коилась.  Если Юша-Змей пошевелится  - Мать Сыра Земля  поворотит-

ся.

+1

80

ВТОРОЙ КЛУБОК





     - Расскажи, Гамаюн, птица вещая, как устроен был  поднебесный

мир.  Подились как силы небесные,  как  родился  Сварожич сияющий?

И о  силах черных  поведай нам!  И о  первой битве  Добра со Злом,

о победе Правды над Кривдою!

     - Ничего не скрою, что ведаю...



                              - * -

     Как на море купалась уточка, полоскалась на море серая, выхо-

дила она на крутой бережок. Встрепенувшись, уточка вскрикнула:

     - Ой ты, морюшко, море синее! Ой ты, матушка - Мать Сыра Зем-

ля!  Тяжелешенько мне, тошнешенько  - во мне силушки две упрятаны,

во моих яичках схоронены - Явь и Навь.

     Стала утка яички откладывать,  не простые  яички,  волшебные.

Скорлупа у одних - железная, у других - из чистого золота.

малась тогда в небо синее птица Матерь Сва - Мать небесная.  Выле-

тал из златого яйца Орел, возносился Орел к Солнцу Красному.

     И порхнула за ним Алконост - зоревая птица, рассветная, - та,

что яйца кладет на краю земли - в сине море у самого берега. Вслед

за нею Стратим - птица грозная. Если птицы те вострепенутся - море

синее восколышется,  разгуляются ветры буйные,  разойдутся великие

волны.

     А затем поднялась в небо синее птица вещая - Гамаюн.

     Что за птицы над полем взмывают? Это соколов сизых стая!  Это

соколы Финист и Рарог над широкими реют полями!

     Тут завыли ветры и гром загремел  -  раскололось яичко желез-

ное.  Явлен был из яйца силой навскою черный Ворон сын Нави и уто-

чки. Ворон стал над Землею пролетывать, задевая крылом Землю-мату-

шку.  Там где Ворон перышко выронил - вознеслись хребты неприступ-

ные,  а где Землю задел краешком крыла -  там Земля на ущелья рас-

трескалась, там легли овраги глубокие.

     А за ним стаей черною,  мрачным видением,  с криком громким и

жалобой горестной  поднялись птицы  Навью рожденные:  птица-лебедь

Обида с печальным лицом,  вслед  Грифон и Могол - птицы грозные, а

за ними сладкоголосая птица Сирин,  что песней печальною одурмани-

вает и манит в царство смерти.

     Потемнело от птиц Солнце Красное,  воронье над полями заграя-

ло, закурлыкали черные лебеди, а сычи и совы заухали.

                              - * -

     Тут ударил Сварог  тяжким молотом  по горючему камню Алатырю,

и рассыпались искры по небу. Так создал Сварог силы светлые и свое

небесное воинство.

     И тогда одна искра малая  на Сыру Землю-матушку падала.  И от

искорки занялась Земля, и взметнулся пожар к небу синему. И родил-

ся тотчас в вихре огненном, в очищающем,  яростном пламени  свето-

зарый  и ясный Семаргл-Огнебог.  Ярый бог, словно Солнышко Красное

озаряет он всю Вселенную.

     Под Семарглом-Огнем - златогривый конь, у того коня шерсть се-

ребряная. Его знамя - дым, его конь - огонь. Черный выжженный след

оставляет он, если едет по полю широкому.

     И завыли тогда ветры буйные, и родился тогда в вихре яростном

буйный ветер - могучий Сварожич-Стрибог.

     Он парил над горами, он летал по долам,  он выпархивал из под

облака, падал на Землю, вновь от Земли отрывался, раздувая великое

пламя!

     Подползал Черный Змей к тому камешку и ударил по камню  моло-

том.  Порассыпались  искры черные  по всему поднебесному царству -

- и родилась так сила черная - змеи лютые, многоглавые,  и вся не-

чисть земная и водная.

                                - * -

     Что там в небе шумит, что грозою гремит?

     Это птицы в небе сходились,  это  Правда бивалась  с Кривдою.

Это с силами Нави боролась Явь. Это Жизнь боролась со Смертью.

     Стая светлая из под облака стаю черную примечала.  Видят сила

черная нагнана у того у камня горючего.  С поднебесья вниз с гроз-

ным клекотом стали падать они к стаям грающим.

     Вот слетел Финист Сокол на камешек, на гнездо черного Ворона.

Ухватил за правое  крылышко - проточилась  кровь из под  крылышка.

Стал просить тогда Ворон Сокола:

     - Ты, пусти меня, ясный Сокол, к воронятам моим на волюшку!

     - Я тогда отпущу,  как крыло ощиплю,  пух и перья развею   по

ветру!

     Как по морюшку,  морю синему  одинокая  Лебедь плавала.  Млад

сизой Орел налетел, настиг - и расшиб, убил, растерзал ее.  Из под

крылышек кровь-руду пустил, распустил  ее перья  по ветру.  Мелкий

пух пошел в поднебесье, кости ссыпались в море синее.

     Так сходилися силы грозные, бились яростно Правда с Кривдою.

Одолеть Кривда Правду хотела, но - Правда Кривду все ж переспори-

ла.  Полетела Правда на небеса к самому небесному Пращуру.  Оста-

валась Кривда  на Сырой Земле.  Понесло Кривду по всей земле,  по

всему поднебесному царству-мытарству.

     В чистом поле,  широком раздолье грудь на грудь две силы схо-

дились:  бог Семаргл с небесною силою  и  чудовищный  Змей с силой

черною.  То не огненный вихрь  по Земле кружил -  то Семаргл с не-

бесною силою шел на силушку Змея лютого!

     Стал Сварожич жечь силу черную, змей топтать-рубить  и копьем

колоть, а их головы далеко метать в море синее.  Нечисть с нежитью

сын Сварога жег, расходясь огнем во все стороны.

     Как подъехал он к Змею лютому, Змею Черному, многоглавому.  У

того-то Змея тысяча голов, у того-то Змея тысяча хвостов. У Сваро-

жича - тысяча очей, тысяча зубов - огненных.

     Завязалась тут битва грозная, собиралися тучи черные. Полыхал-

-палил Змея Черного сын Сварога и Рода небесного. Обратился Семаргл

в ясна сокола,  в птицу огнеперую Рарога  -  падал соколом на врага

своего.  А Змей лютый сбирал силы черные,  тьмою мир застилал и ту-

шил-заливал пламя Вихрем-Стрибогом раздутое.

     И от битвы той затряслась Земля,  шевельнулся под ней  мощный

Юша-Змей,  море синее  всколыхалось,   ужаснулась  вся  подвселен-

ная.

     Далеко залетел ясный сокол, воронье бия, - к морю  синему!  И

тут сил у него недостало, и померкло тогда Солнце Красное, погрузи

лось оно в море темное. Потеснил Сварожича Черный Змей, затопил он

мглой Землю-матушку. И пошел Сварожич  на небеса ко Сварогу небес-

ному в кузницу.

     Полетел за ним лютый Черный Змей,  он вскричал на всю подвсе-

ленную:

     - Покорил я всю  Землю-матушку,  покорил  я всю  поднебесную!

Был я князем тьмы - ныне буду я всей Вселенной царь!

     В кузне бога Сварога на небесах не огонь горит, не железо ши-

пит - то Сварожич-Семаргл пляшет во печи. А Стрибог раздувает мощ-

ные меха  и вдувает в горн  свой могучий дух  -  разгорается пламя

небесное, искры падают, будто молнии.  Звонко бьют Семаргл со Сва-

рогом  наковальню  небесную молотом,  споро бьют-куют  плуг булат-

ный.

     Говорят они Змею Черному:

     - Лютый Черный Змей,  повелитель тьмы  -  пролижи  скорей три

небесных свода  -  все три двери в небесную кузницу!  Мы тотчас на

язык тебе сядем, станешь ты тогда всей Вселенной царь!

     Стал лизать Черный Змей двери кузницы.  Он лизал-лизал, а тем

временем плуг сковали Сварог со Сварожичем.

     Наконец пролизал дверь последнюю,  и тогда Сварог со Сварожи-

чем ухватили клещами  горячими за язык Змея Черного лютого.  Начал

бить Сварог Змея молотом,  а Семаргл-Огнебог запрягал его в тяжкий

кованый плуг.

     И сказали они Змею Черному:

     - Будем мы делить подселенную, по Земле Сырой проведем межу.

Справа пусть за межою будет царство Сварога, слева же за межою бу-

дет змеево царство.

+1

81

http://s40.radikal.ru/i090/0912/5f/4fda8689d10dt.jpg
http://i078.radikal.ru/0912/b5/8ddf99deb5f6t.jpg

Отредактировано pantera120 (2010-05-25 17:24:42)

+1

82

http://s04.radikal.ru/i177/0912/8c/e8b9d8c6c73dt.jpg
http://s54.radikal.ru/i143/0912/d9/a4d8eb25e8c9t.jpg

+1

83

http://i066.radikal.ru/0912/6e/7def9f1a1d06t.jpg
http://s47.radikal.ru/i115/0912/6b/16f3f0264c2dt.jpg

+1

84

+1

85

 

+2

86

+1

87

Третий клубок

- Расскажи, Гамюн, птица вещая, как был Ирий сад учрежден в горах. Пекло как под Землей оказалось? Заселилась как поднебесная? И родились как боги вечные? - Ничего не скрою, что ведаю...

Опустились Свaрог со Cварожичем вместе с Чeрным Змеем, запряженным в плуг, вниз на Землю со свода небесного. Видят - вся Земля с кровью смешана, капли крови на каждом камешке, горы перьев везде рассыпаны. По велению Рода небесного, по хотенью-желанью сварожьему - там где перья вороньи рассыпались - - встали горные кряжи Рипейские, там где падали соколиные - груды золота залегли в горах. И тогда Свaрог со Cварожичем стали Землю плугом распахивать - там где борозды были проложены - потекли там реки глубокие: тихий Дон, Дунай и могучий Днепр. По Земле Сырой текла реченька, а водичка в ней вся слезовая, а в той реченьке струйка малая, струйка малая вся кровавая. Подтекала речка под камень у Рипейских гор, у высоких. Поднимался с под камня росток, потянулся вверх - вырос в дерево. К небу дерево протянулось, а корнями ушло в Землю-матушку. На восточных ветвях того дерева свил гнездо Алконост, а на западных - птица Сирин. В корнях Змей шевелится. У ствола же ходит небесный царь - сам Свaрог, а с ним Лада-матушка. А затем три дерева выросли высоко на горах Рипейских. Как на горушке на Хвангуре поднялось кипарисово дерево - древо смерти, печальное дерево. А на горушке Березани - вырос солнечный дуб вверх кореньями, вниз ветвями-лучами, и яблоня - с золотыми волшебными яблоками. Кто отведает злато яблочко, тот получит вечную молодость. Так Свaрогом был учрежден в горах Ирий-рай - обитель священная. И поют птицы сладко в Ирии, там ручьи серебрятся хрустальные, драгоценными камнями устланные, в том саду лужайки зеленые, на лугах трава мягкая, шелковая, а цветы во лугах лазоревые. Не пройти сюда, не проехать, здесь лишь боги и духи находят путь. Все дороги сюда непроезжие, заколодели-замуравели, горы путь заступают толкучие, реки путь преграждают текучие. Все дорожки-пути охраняются василисками меднокрылыми и грифонами медно- клювыми.

А затем Свaрог со Cварожичем подразрезали Землю-матушку, плугом острым ее поранили, чтоб поверхность земная очистилась, чтоб ушла вся кровь в Землю-матушку. Как подрезали Землю-матушку - расступилась Земля, поглотила кровь. И в провал, в ущелье, в подземный мир по хотенью-веленью сварожьему был низвержен Змей - подземельный царь: лютый Чeрный Змей повелитель тьмы. Вслед за Змеем в царство подземное стали падать все силы черные. Полетел Грифон - птица грозная, полетел и Вий - подземельный князь, сын великого Змея Чeрного. Тяжелы веки Вия подземного, страшно войско его, страшен зов его. Он во тьме кромешной вступил в союз с Матерью Землею Сырою. И родились тогда в подземельной тьме и пошли на свет, потрясая мир, великаны Горыни Виевичи. А затем случилось явление - столб поднялся вдруг на краю Земли - от Земли до самого Неба, чтобы Небо на нем упокоилось. И тогда родил Святогора Вий - диво-дивное, чудо-чудное. От рожденья его богатырского потряслася вся поднебесная. Так велик Святогор, что и Мать Земля еле-еле носит детинушку. Он не может ходить по Сырой Земле, он велик, как гора, ходит он по горам, на спине только горы высокие Святогора могут удерживать. И тому Святогору Виевичу сам Свaрог небесный коня подарил. Он велел Святогору Виевичу вкруг столба дозором объезживать и во веки веков охранять его. Род создал затем Макошь-матушку - мать-богиню судьбы неминучую. Она нити прядет, в клубок сматывает, не простые то нити - волшебные. Из тех нитей сплетается наша жизнь - от завязки-рожденья и до конца, до последней развязки и смерти. А богини Недоля и Долюшка на тех нитях не глядя завязывают узелочки - на счастье, на горе ли - только Макоши это ведомо. Даже боги пред ней преклоняются, как и все они подчиняются тем неведомым нитям Макоши. Что за туча по небу движется? То не туча - Корова небесная ко Рипейским горам приближается. Сам Свaрог ту Корову Зeмун породил, чтоб богов молоком насыщала она, чтоб река молока в Ирии протекла от Коровы в сметанное озеро. Создано то сметанное озеро, чтоб от скверны различной и нечисти очищать весь мир, всю вселенную, чтоб питать ее Соками чистыми. То не туча по небу движется, то не буря к горам приближается, то Зeмун - Корова небесная по горам и долинам шествует. И идет Зeмун в чисто полюшко, ест траву Зeмун и дает молоко - и течет молоко по небесному своду, и сверкает частыми звездами. И ступила Зeмун да на Матушку-Землю - Мать-Земля всколыхалась от топота, Океаны-моря возмутились, твердь небесная всколебалась. Как ходила Лада по небесному саду, как ходила, гуляла и сеяла Хмель, а как сеяла - приговаривала: - Поднимайся, Хмель, по тычинке вверх, ты расти, Хмелюшка, - голова весела! От чего ты, Хмель, зарождаешься, по чему ты, Хмель, поднимаешься? Зарождаешься ты - от Сырой Земли, поднимаешься по тычиночке. И куда ты, Хмель, поднимаешься? Поднимаешься к Солнцу Красному, чтоб сияла как Солнце питная Сурья! Чтобы Сурица пилась во славу богов! Как у Хмелюшки ножки тоненькие, голова его высока, умна, а язык у Хмеля весьма болтлив. У него бесстыдные оченьки, руки держат всю Землю Матушку. Набухай же, Хмель, ты пьянящей силой! Набухай своими стеблями! Без тебя, без Хмеля, не варится пиво, без тебя, без Хмеля, Сурьи не бывает, без тебя, без Хмеля, и праздник не весел.

Пращур-Род Свaрогу небесному повелел населить поднебесную и создать людей, рыб, зверей и птиц, насадить леса, травы и цветы. Чтобы птицы летали в подоблачье, чтобы звери лесами прорыскивали, рыбы плавали бы по водам. Сотворил Свaрог рыб, зверей и птиц. Насадил леса, заселил моря. В небеса пустил стаи певчих птиц, а зверей свирепых - в темные леса, и в моря - китов, а в болота - змей. Стали птицы летать в подоблачье, стали звери в лесах прорыскивать, рыбы начали плавать по водам. И затем создавать стал Свaрог людей вместе с милостивой Ладой-матушкой. С Ладою Свaрог брали камешки и бросали их себе за спину. Бросит камень Свaрог - приговаривает: - Там где был бел горючий камешек - стань на месте том добрый молодец. Лада камень бросит, приговаривает: - Там где был бел горючий камешек - стань на месте том красна девица. Появилось так племя первых людей - сильных, гордых и Правды не знающих. Душу в них вдохнуть не сумел Свaрог, он не смог согреть камни хладные.

Раз Свaрогу с Ладою-матушкой в Ирии в саду мало спалось. Ой, малым-мало почивалось, да во сне приснилось-привиделось. Будто в море-Океане щука плавает, не простая щука - златоперая! А кто съест ту щуку златоперую, сразу щукою забеременеет, ибо то не просто щука златоперая - то сам Род - отец небесный проплывает в синем море. И подумал Свaрог с Ладой-матушкой: что во сне приснилось-привиделось, наяву также может случиться. Выловили щуку златоперую, выловили щуку, приготовили. Лада щуку златоперую съедала, ее косточки на Землю побросала, а Коровушка-Земун все остатки подлизала. И тогда они втроем забрюхатели. Понесла от щуки Лада-матушка, Мать Сыра Земля забеременела, вслед за ней Корова небесная. Рoдила тогда Лада-матушка трех прекрасных богинь, Рода трех дочерей, а потом их брата могучего. Рoдила шаловливую Лелю - Радость-Лелюшку златокудрую. А потом и Живу весеннюю - деву огненную, веселую. И затем Марену холодную, деву Смерти - царицу прекрасную. Дoлго мучилась Лада и тужилась и родила Пеpуна великого, бога мощного, милосердного. А Зeмун - Корова небесная родила великого Велеса. Задрожала потом Мать Сыра Земля - и родила Ярилу-пахаря. Как рождалися боги вечные, колебалася Мать Сыра Земля, с мест сходили горы высокие, бури пенили море синее, расстилалась трава, приклонялись леса и дубы вылетали с кореньями.

+1

88

Четвертый клубок

- Расскажи, Гамаюн, птица вещая, как родился Пеpун многомощ- ный. Как на Землю пришел лютый Скипер-зверь, как Пеpуна он в яму закапывал, и как боги Пеpуна спасли потом! - Ничего не скрою, что ведаю...

Как завязано было Макошью, как велел сам Родитель, сам Пращур-Род - появился во чреве у Ладушки сын ее и Свaрога небесного: грозный бог Пеpун - многомощный бог. Стало тесно ему в чреве матери, стал толкаться он, стал проситься на свет. Приговаривала тогда Лада-матушка: - Как с горами сдвигаются горы, реки с реками как стекаются, так сходитеся, мои косточки, не пускайте Пеpуна до времени. Как завязано было Макошью, как велел сам Родитель, сам Пращур-Род, протекли года, протекли века. И пришло урочное время - разрешиться Ладе от бремени, и Пеpуну явиться на белый свет. Приговаривала тогда Лада-матушка: - Как с горами горы расходятся, реки как растекаются с реками - раздвигайтесь так мои косточки! Загремели тогда громы на небе, засверкали тогда в тучах молнии - и явился на свет, словно молния, сам великий Пеpун, многомощный бог. Как родился Пеpун - во весь голос вскричал. И от гласа Пеpуна могучего на Земле горы начали рушиться, зашатались леса, расплескались моря, Мать Сыра Земля всколебалась. Взял тогда Свaрог тяжкий молот свой - тяжкий молот свой, да во сто пудов. Стал Пеpуна баюкать молотом: - Баю-бай, Пеpун могучий! Вырастешь большой - женишься на Диве-додоле! Победишь зверя Скипера! Убаюкал Пеpуна, заснул Пеpун и три года спал беспробудно. Как проснулся - вновь закричал Пеpун, и опять горы начали рушиться и ломаться дубы столетние. Взял тогда Свaрог тяжкий молот свой - тяжкий молот свой, да во двести пудов. Стал Пеpуна баюкать молотом: - Баю-бай, Пеpун могучий! Вырастешь большой - женишься на Диве-додоле! Победишь зверя Скипера! Убаюкал Пеpуна, заснул Пеpун и три года спал беспробудно. Как проснулся он - закричал опять, и опять горы начали рушиться и ломаться дубы столетние. Взял тогда Свaрог снова молот свой - тяжкий молот свой, да во триста пудов. Стал Пеpуна баюкать молотом: - Баю-бай, Пеpун могучий! Вырастешь большой - женишься на Диве-додоле! Победишь зверя Скипера! Убаюкал Пеpуна, заснул Пеpун и три года спал беспробудно. Как проснулся Пеpун, его бог Свaрог сам отнес в небесную кузницу. Он раздул меха и разжег огонь, и призвал на помощь Cварожича. И тогда Свaрог со Cварожичем закалять стали тело перуново. Раскалили его на огне до бела и обхаживать начали молотом. И как только его закалили они, встал Пеpун на ноги булатные и сказал Свaрогу небесному: - Дай мне палицу стопудовую! И коня мне дай, чтоб под стать был мне! Засверкали тогда в тучах молнии, громы на небе загремели.

То не пыль в поле распыляется, не туманы с моря поднимаются, то с восточной земли, со высоких гор выбегало стадо звериное, что звериное стадо - змеиное. Наперед-то бежал лютый Скипер-зверь, лютый Скипер-зверь - пасть, что в пекло дверь. Как на Скипере шерстка медная, а рога и копыта - булатные. Голова его - велика как гора, руки-ноги - столбы в три обхвата. Он рогами цеплялся за тучи и по своду небесному шаркал. Как бежал Скипер-зверь - Мать Земля колебалась, в море синем вода замутилась, и круты берега зашатались. Как схватил трех сестер лютый Скипер-зверь - Лелю, Живу, Марену в охапочку, и вонзил в них зверь когти острые, и унес с собой в царство темное. А затем покорил весь подсолнечный мир, по Земле стал без спросу разгуливать. Тут увидел он как у реченьки, у того бел горючего камешка тихо-тихо ребенок похаживает и играет булатною палицей, тяжкой палицей - стопудовою! Рядом с ним жеребенок поскакивает, а от скоков его Мать Земля дрожит. То Пеpун, колыбельку оставивши, у горючего камня похаживал, на свирепого Скипера-зверя исподлобия хмуро поглядывал. И сказал тогда лютый Скипер-зверь, и подвыла ему нечисть черная: - Отрекись, Пеpун, от отца своего, поклонись, Пеpун, зверю-Скиперу! И борись, Пеpун, против наших врагов, послужи-ка царству подземному! - Отвечал Пеpун зверю-Скиперу: - Ах злодей, Скипер-зверь, подземельный царь! Я не буду служить черной нечисти, биться против врагов зверя-Скипера! Я служу только Роду-Пращуру, Ладе-матушке богородице и отцу Свaрогу небесному! Осерчал тут злодей лютый Скипер-зверь, повелел мукой мучить Пеpуна он. Стали бить Пеpуна, рубить мечом - только лезвие затупилось, ничего Пеpуну не сделалось. Повелел тогда лютый Скипер-зверь привязать его к камню тяжкому и нести топить в море синее. Но не тонет Пеpун с тяжким камешком, не берет его море синее. Он поверх воды в море плавает - ничего Пеpуну не сделалось. Повелел тогда лютый Скипер-зверь закопать его в Землю-матушку. И тогда слуги верные Скипера стали яму рыть во Земле Сырой - сорока сажен глубиною, поперечины двадцать пять сажен. И сажал тогда лютый Скипер-зверь в яму ту Пеpуна могучего. Закрывал досками железными, запирал запорами тяжкими, задвигал щитами дубовыми. Забивал гвоздями, присыпал песками. Засыпал песками и притаптывал, а притаптывал - приговаривал: - Не бывать Пеpуну на Сырой Земле, не видать Пеpуну света белого, света белого - Солнца Красного!

Триста лет с тех пор миновало, триста лет и еще три года. Спал Пеpун мертвым сном во Земле Сырой. А как триста лет миновало - разгулялась непогодушка, туча грозная поднималась. Из под той из под тучи грозной - со громами гремучими и дождями ливучими вылетала могучая птица - птица Матерь Сва - Лада Матушка. И забила она крылами, стала звать Свaрога на помощь: - Ты пошли, Свaрог, сыновей своих, пусть отыщут они братца милого, пусть отыщут Пеpуна грозного! По велению Рода небесного, по хотенью Свaрога-батюшки, поднялись из светлого Ирия, из-за гор высоких Рипейских птица Сирин - - вещунья печальная с птицей явскою Алконостом. И за ними вслед из под облака появилась Стpатим сильнокылая. Подлетели они к зверю-Скиперу. Стали Скипера-зверя расспрашивать: - Ты скажи, Скипер-зверь, где наш брат родной, где Пеpун младой разъясни скорей! - А ваш брат родной в море плавает, в море плавает сизым селезнем! - Не обманывай нас, лютый Скипер-зверь! Его палица - вон у камешка, в море синем нет серых селезней! - А ваш брат родной в чисто полюшко погулять пошел, поиграть пошел! - Не обманывай нас, лютый Скипер-зверь, никого-то нет в чистом полюшке, его конь стоит - вон у камешка! - А ваш брат родной в небо синее полетел Орлом сизой птицею! - Не обманывай нас, лютый Скипер-зверь, не парит Орлом в поднебесье он! И ударились птицы грозные, в Землю-матушку грудью грянулись, обратились они, обернулись в грозных братьев-богов: Сирин в Велеса, Алконост - в Хоpса, в Красное Солнышко, а Стpатим в Стрибога могучего. Все те боги - братья Свaрожичи, все сыны Свaрога небесного. Как увидел их лютый Скипер-зверь, поспешил назад в царство темное - на восток за хребты неприступные. И задумалися Cварожичи: - Видно нет на Земле братца нашего, как найдем мы его во Земле Сырой? Тут сорвался добрый перунов конь с привязи у камня горючего. Побежал по чистому полюшку - вслед за ним Cварожичи двинулись. Прибежал на яму глубокую, стал он ржать, плясать, да копытом мять те посочки и камешки тяжкие. - Видно здесь лежит братец наш Пеpун! И Cварожичи братья скорым-скоро раскопали яму глубокую. Им светил бог Хоpс - Солнце Красное. Бог Стрибог поднял ветры буйные и разнес пески крутожелтые, а щиты разметал вместе с досками Велес мощный бог. И раскрылся тогда в подземелье гроб. В том гробу - Пеpун, спящий мертвым сном. - Как же нам разбудить братца милого, как поднять Пеpуна могучего? Мудрый Велес на ухо коню прошептал - добрый конь из ямушки выскочил, поскакакал по чистому полюшку, и ложился он на горючий песок. Пролетала тут матушка птица Могол с молодыми своими детками. И сказала она, посмотрев на коня: - Вы не трогайте, детушки, в поле коня! Не добыча то - хитрость Велеса! Не послушали детушки птицу Могол, полетели они в чисто полюшко, и садились они на того коня. Тут из ямушки Велес выскочил и схватил за крылышко птенчика. Тут явились братья Cварожичи - не пускают Могола к Велесу, отгоняют его в небо синее. И взмолилась матушка птица Могол: - Отпусти птенца, буйный Велес! - Ты слетай, Могол, ко Рипейский горам за Восточное море широкое! Как во тех горных кряжах Рипейских на горе на той Березани ты отышешь колодец с Сурьей, что обвит дурманящим Хмелем! Принесешь из колодца живой воды - мы отпустим птенца на волю! И привязывали братья Cварожичи бочку птице Могол под крылья, чтоб Могол зачерпнула Сурьи. Поднималась Могол к тучам темным, понеслася быстрее ветра ко Рипейским горам в светлый Ирий сад. Зачерпнула живой водицы на горе на той Березани - принесла ту воду обратно. Прилетела она и сказала: - Вы возьмите живую воду! Отпустите птенца на волю! Отпустили птенца на волю, а водой обмыли Пеpуна. - Выходи, Пеpун, на Сырую Землю! Ты расправь, Пеpун, плечи сильные, разомни скорей ножки резвые! Выходил Пеpун сын Cварожич, и увидел он яркий белый свет. Обогрело его Солнце Красное - кровь его расходилась по жилочкам. Размочило дождями ливучими уста сахарные Пеpуна. Усмехнулся Пеpун и расправил усы - золотые усы, жаром пышущие, и тряхнул бородой серебристою, головой своей златокудрою. И сказал он братьям Cварожичам: - Как я долго спал во Земле Сырой! - Коль не мы, тогда б век тебе здесь спать! - отвечали братья Cварожичи. Поднесли Пеpуну Cварожичи рог глубокий с хмельною Сурьей, принесенной Моголом с Рипейских гор. - Ты испей, Пеpун, не побрезгуй! Выпивал Пеpун тот глубокий рог. - Как, - спросили его, - чуешь силушку? - Возвратилась мне силушка прежняя! Поднесли вновь Пеpуну глубокий рог: - Ты испей, Пеpун, не побрезгуй! Как, Пеpун, теперь себя чувствуешь? - Я теперь чую силу великую - кабы было кольцо во Сырой Зем- ле, повернул бы я всю Вселенную! Меж собой зашептались Cварожичи: - Слишком много Пеpуну подарено сил, он не сможет ходить по Сырой Земле! Мать Земля Пеpуна не вынесет. Поднесли ему снова глубокий рог: - Допивай, - сказали, - напиток. Сколько силы теперь в себе чувствуешь? - Стало силы во мне вполовиночку. - А теперь отправляйся, могучий Пеpун, поезжай скорей к зверю-Скиперу, отомсти ему за обидушки и за раны свои, и за милых сестер! И сверкнула тотчас в туче молния, раскатился по небу гром.

+1

89

http://s54.radikal.ru/i145/1005/ed/3c00007a0342.jpg
А.С. Пушкин
Песнь о Вещем Олеге
Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хозарам;
Их сёла и нивы за буйный набег
Обрёк он мечам и пожарам;
С дружиной своей, в цареградской броне,
Князь по полю едет на верном коне.

Из тёмного леса, навстречу ему,
Идёт вдохновенный кудесник,
Покорный Перуну старик одному,
Заветов грядущего вестник,
В мольбах и гаданьях проведший весь век.
И к мудрому старцу подъехал Олег.

“Скажи мне, кудесник, любимец богов,
Что сбудется в жизни со мною?
И скоро ль, на радость соседей-врагов,
Могильной засыплюсь землёю?
Открой мне всю правду, не бойся меня:
В награду любого возьмёшь ты коня”.

“Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесною дружен.
Грядущие годы таятся во мгле;
Но вижу твой жребий на светлом челе.

Запомни же ныне ты слово моё:
Воителю слава - отрада;
Победой прославлено имя твоё;
Твой щит на вратах Цареграда;
И волны и суша покорны тебе;
Завидует недруг столь дивной судьбе.

И синего моря обманчивый вал
В часы роковой непогоды,
И пращ, и стрела, и лукавый кинжал
Щадят победителя годы...
Под грозной бронёй ты не ведаешь ран;
Незримый хранитель могущему дан.

Твой конь не боится опасных трудов;
Он, чуя господскую волю,
То смирный стоит под стрелами врагов,
То мчится по бранному полю.
И холод и сеча ему ничего...
Но примешь ты смерть от коня своего”.

Олег усмехнулся - однако чело
И взор омрачилися думой.
В молчанье, рукой опершись на седло,
С коня он слезает угрюмый;
И верного друга прощальной рукой
И гладит и треплет по шее крутой.

“Прощай, мой товарищ, мой верный слуга,
Расстаться настало нам время;
Теперь отдыхай! уж не ступит нога
В твоё позлащённое стремя.
Прощай, утешайся - да помни меня.
Вы, отроки-други, возьмите коня,

Покройте попоной, мохнатым ковром,
В мой луг под уздцы отведите;
Купайте; кормите отборным зерном;
Водой ключевою поите”.
И отроки тотчас с конём отошли,
А князю другого коня подвели.

Пирует с дружиною вещий Олег
При звоне весёлом стакана.
И кудри их белы, как утренний снег
Над славной главою кургана...
Они поминают минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они.

“А где мой товарищ? - промолвил Олег.-
Скажите, где конь мой ретивый?
Здоров ли? Всё так же ль легок его бег?
Всё тот же ль он бурный, игривый?”
И внемлет ответу: на холме крутом
Давно уж почил непробудным он сном.

Могучий Олег головою поник
И думает: “Что же гаданье?
Кудесник, ты лживый, безумный старик!
Презреть бы твоё предсказанье!
Мой конь и доныне носил бы меня”.
И хочет увидеть он кости коня.

Вот едет могучий Олег со двора,
С ним Игорь и старые гости,
И видят - на холме, у брега Днепра,
Лежат благородные кости;
Их моют дожди, засыпает их пыль,
И ветер волнует над ними ковыль.

Князь тихо на череп коня наступил
И молвил: “Спи, друг одинокий!
Твой старый хозяин тебя пережил:
На тризне, уже недалёкой,
Не ты под секирой ковыль обагришь
И жаркою кровью мой прах напоишь!

Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала!”
Из мёртвой главы гробовая змея
Шипя между тем выползала;
Как чёрная лента, вкруг ног обвилась,
И вскрикнул внезапно ужаленный князь.

Ковши круговые, запенясь, шипят
На тризне плачевной Олега;
Князь Игорь и Ольга на холме сидят;
Дружина пирует у брега;
Бойцы поминают минувшие дни
И битвы, где вместе рубились они.

http://s61.radikal.ru/i174/1005/04/48de94d88631.jpg

+1

90

http://rupo.ru/m/2275/russkiy_hudozhnik … posme.html

0


Вы здесь » проСВЕТление » Разнообразие » О Русском. Древнем, былинном, современном