БЛОГ ИЗВНЕ

проСВЕТление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » проСВЕТление » Записи и дневники » Индия. Чайт 2013-14


Индия. Чайт 2013-14

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

09.12.13 Индия. Мамала-пурам (Махабали-пурам)

Ночевал в древнем храме на вершине горы. Чуть не обделался от страха. Пробираясь к мистическим сооружениям, вспомнил, что и прошлой ночью, когда ночевал в пещере внизу, тоже приходило чувство страха. Пещера тот же небольшой храм, выдолбленный в скале, пять кубических помещений с прямыми стенами, с искусными барельефами грудастых божеств, в смысле женщин с красивыми обнаженными грудями. Два дальних отделения храма-пещеры, размерами метр на два, с квадратными отверстиями в полу, бог знает для чего эти подозрительные дыры. Пещера в метрах ста от освещенной дороги, совсем не далеко от людей, я лежал в спальнике на пенке, и в проеме входа видел незатейливые постройки торговцев, закрытые на ночь, летучие мыши стремглав пересекали эту панораму, а тропические цикады подыгрывали шуму дождя.

За двое суток в Пураме испытал несколько видов страха, экстремалы идут навстречу своим страхам. Заметил, что перестал уделять должное внимание этому чувству, не описал его в дневнике, не запомнил. Лишь пробираясь в ночи по темным глубинам древнего заброшенного города, который отдален от поселения людей, освежаю память тревогой и тихим ужасом. Страх проходит, и о нем легко забываешь, не вспоминаешь, пока он снова не придет, вот он появился вновь, в заросшем тропическими джунглями городе-призраке, и я пообещал себе в детальных подробностях описать это неприятное, но полезное чувство.

Первый вид страха, скорее волнение,- пришло, когда решил незаметно перебраться через ограду, окаймленными сверху пиками. Выждал удобный момент, чтобы не было глаз вокруг, чтобы никто не видел, моего проникновения в закрытую на ночь территорию. Выбрал момент, когда улица опустеет. Перемахиваю через железную ограду, цепляюсь за ограду трусами, пика с треском разрывает одежду на заднице. Хорошенькое начало! Под покровом ночи пробираюсь к пещере, из дальнего угла доносится хлопанье, темнота там кромешная, луч моего фонарика тонет во мраке, врядли пещерные хранители аплодируют моему выходу на «сцену», моему приходу в этот храм. Угадываю собаку, пес потряхивается. Значит, я здесь не один, ну, вместе `веселей`. Раскладываю пенку, залезаю в спальник, укладываюсь. Пес порыкивает, может на меня, или ещё на кого, а может ему что-то снится.

Дождь усиливается. Выдолбленные древними барельефы божеств на стенах, будто превращаются в летучих мышей, или я засыпаю? Вдруг, отчетливо и резко чувствую чье-то присутствие позади себя, кто-то стоит рядом со мной! Вот он и второй вид страха,- внезапный испуг, животный страх – здравствуй! Оборачиваюсь, включаю фонарик… никого. Только летучие мыши пересекают двойной вход в храм.

Мы с псом в пещере понимаем друг друга, он долго ходит вокруг меня, останавливается, прислушивается, принюхивается, подолгу чешется и потряхивается, и рычит, близко не подходит, выдерживает дистанцию. Рычу в ответ, в тон ему. Совсем не злой у него рык – не нравятся ему ночные незваные гости.
Одновременно с собакой атакуют комары и комарьё, жужжат под ухом, щекочут, кусают. Отгоняю их шляпой. Жалею, что не взял анти-москитный аэрозоль. Надеюсь, что охота москитов всего на пару часов, такой летный режим у российских комаров, в 12 ночи все полеты прекращаются у русских комаров. Не тут-то было, индийцы жаждут моей крови до самого рассвета.

Приходит `предзасыпное` настроение. Никто ничего не сыпет, не засыпает, это желание уснуть, вопреки всем передрягам одерживает уверенную победу в моем сознание. Ясно осознаю состояние, которое предшествует сну. В обычной ситуации это состояние психики незаметно, но здесь, в древнем храме, я будто получаю посвящение – могу вызывать качество предшествующие сну по своему желанию, и выходить из него. Иногда это состояние называют «просоночным», промежуточным, пограничным между сном и бодрствованием. Пещера, собака, комары, движение руки, отгоняющие шляпой насекомых – тренируют меня. Засыпаю на минуту и просыпаюсь, отгоняю комаров, опять засыпаю и вновь выхожу из сна, много раз пересекаю границу сна и реальности. Утро раннее прекрасно, странно, наперекор врагам, к пяти утра я выспался, бодр и в добром настроении.

Следующей ночью, забор преграждающий подход к древнему городу каменных изваяний, гораздо ниже и без острых пик, в одном месте с полметра высотой, всего-то нужно перешагнуть, людей в округе почти нет. Понимаю, вчера в пещере было испытание, сегодня приглашают к чему-то более серьезному.
Третий вид страха – «тихий ужас», причины его невнятны и необъяснимы. Темная ночь, древни мистические каменные изваяния: божества, тигры, гигантские выровненные плиты; тысяча лет назад здесь проходили ритуалы, возможно кровавые жертвоприношения, а вокруг густые таинственные джунгли. Ужас - это не то волнение, которое вчера сопутствовало преодолению ограды и опасению попасться в запретной зоне, сейчас - мистический страх. Спасает повторение про себя мантры, иначе убежал бы прочь!

В центре древнего города на возвышенности построили маяк, мощный прожектор периодами освещает всё вокруг рассеянным лунным светом. Там где деревья густы – темно. У подножья маяка слышу раскат грома, словно артиллерийский выстрел или гул реактивного самолета, догадываюсь, что это доносится шум прибоя, так слышится океан здесь на вершине горы – гремят и громыхают волны. Высокие деревья плотной стеной обнимают скалу высотой метров 300, внутри которой храм пещера, на вершине этой каменной горы– моя цель, место ночевки, храм со столбом. Здесь шума прибоя не слышно, что-то белое на скале привлекает моё внимание, выделяется ярким пятном, кажется это изваяние из белого камня, не помню чтобы днем оно здесь было. Хочу подойти поближе. Внезапно громкий крик пронзает пространство! Меня передергивает от испуга, ужас острыми иглами вонзается в макушку, на мгновение мои жилы цепенеют от страха. Звук исходит чуть выше белого пятна на скале, его издает неведомое существо, крик явно адресован мне. Ещё одно невероятно тревожное мгновение и я понимаю, что это кричит…коза.. их здесь множество, они полудикие и мастерски карабкаются по самым отвесным скалам. Белое пятно оказалось игрой света промеж извилистых веток, несколько раз близко подходил и отходил от скалы, трогал её, в близи пятна нет, в метрах пять – появляется, очень странно.

Взбираюсь на гору к храму, здесь высшая точка древнего города Махабалипурама, с десяток коз пускаются на утек, недовольно бе-е-екая, обхожу сооружение храма вокруг, снаружи полуголые богини, с боков тигры и неведомые звери, вход внутрь закрыт решетчатой дверью, внутри цилиндрический столб диаметром с метр, высотой метров 10. Выбираю место пошире, укладываюсь на ночлег, мне здесь очень спокойно, даже комфортно, сегодня чистое небо и видны звезды, устраиваюсь с видом на маяк.

На этот раз сплю вместе с козами, за ночь две пристроили в метре от меня, вот это романтика.)) Восход озаряет небо волнистым багрянцем, очень красиво, продолжаю спать. Ворона громко каркает, явно будит меня, карканье точно адресовано именно мне, говорит пора вставать, пора подниматься и собираться дальше в путь. Мне так здесь хорошо! Вечером, прежде чем заснуть почувствовал взаимопроникновение с храмом, древнее сооружение вошло мне в сердце, мы слились с ним в единое целое. Козы, наверное, чувствуют тоже самое, потому то их сюда так манит ночью?

Внизу на выходе из города встречаю знакомого молодого индуса, он спрашивает, где я ночевал? Отвечаю – на горе в храме. Удивляется: police? Snake?
Я: protection of Shiva…

https://pp.userapi.com/c614619/v614619610/3ade/dhxnUtHrjRM.jpg
https://pp.userapi.com/c614619/v614619221/2835/Fx0jNqX7fuM.jpg
https://pp.userapi.com/c614619/v614619603/35f9/93A_9fvMao4.jpg
https://pp.userapi.com/c614619/v614619247/2830/2d6HDMz6__I.jpg

+1

2

10.12.13 Ауровиль

Путешествие не по расписанию обостряет интуицию. Привязанность к одному месту, строгий распорядок дня глушат спонтанные проявления, привычные шаблонные действия вытесняют интуицию, на первый план выходит стереотипность.

Отправляясь в путешествие, особенно далекое и продолжительное мы отрываемся от корней своей кармы, отрываемся от своих незыблемых привычек. Представьте, вы едите в мало знакомую страну, почти не владеете местными языками и лишь примерно представляете маршрут своего передвижения. Если обуздать такие стрессирующие факторы, как привязанность к питанию и сну, обрести долю независимости от еды, сна и усталости, когда мы способны несколько дней обойтись без пищи, полноценного отдыха и быть при этом активными, что и предполагает экстремальный туризм, то на первый план выходит его величество Интуиция.

Для меня интуиция это присутствие в настоящем моменте, она особенно остра на голодный желудок, когда валишься от усталости с ног, тогда тело само меня приводит в нужные места и подводит к нужным людям. В такие моменты обостряется чувство комфортности ситуаций и окружающей атмосферы для тела, и не возможно не слышать и не подчиняться импульсам к действиям, исходящих из глубин сознания-тела. Другими словами, измотав себя или создав экстремальные условия (к примеру, ночевка в пещере) мы отключаем накатанный механизм «ума-кармы» - стереотипных программ линейных причинно-следственных связей. Эти цепочки разрываются, их нейронные связи рушатся и возникают новые связи, новые самые невероятные встречи и события, мы экстерном заскакиваем на следующий виток своего эволюционного развития.

Вряд ли меня сейчас понимают те, кто специально не голодал. Намеренный отказ от пищи лучше всего перезагружает наши кармические связи, и как следствие этого обостряется интуиция. Экстремальный туризм и специальная работа со сном в купе с голоданием усиливает все эти процессы. Мы обнаруживаем в себе особое чутьё к направлению и времени движения, действия по принуждению становится невозможным, чужая воля перестает играть какую-либо роль. Мы ясно осознаем, что хотим в каждый момент времени. Глубинно всегда ощущаем особый комфорт и гармонию, не смотря даже на голод и усталость, если это имеет место быть.
Интуиция это следование внутреннему уюту, острота чувств, которая всегда улавливает направление углубления гармонии себя независимо от внешних обстоятельств, но в чутком реагировании на них.

В Индии стал замечать интересный феномен, когда тело самостоятельно принимает решение, вот сейчас задался вопросом: ехать в Тируваннамалай сегодня вечером или завтра? Ум не знает ответа, и я не напрягаюсь, вопрос сам по себе висит в воздухе, просто расслабляюсь, ни о чем не думая, ничего не ожидая,… и вдруг обнаруживаю, что упаковываю вещи, понимаю, что еду сейчас, а не завтра. Тело мудрое, само чувствует где ему будет хорошо.

Выхожу из отеля, это были первые цивилизованные сутки за приезд в Индию, спал на кровати под вентилятором, принимал душ, стирал вещи, ходил в ресторан напротив через дорогу, где вкусно ел, общаясь в интернете. Три предыдущие ночи спал на пляже в скалах, в пещере и на горе в храме. Сейчас я полон сил и готов к новым приключениям.

Подхожу на остановку, на часах 23:00, темно, улицы опустели. До автовокзала ехать на общественном автобусе минут 20, за 5 рупий. Останавливается моторикша, говорит: автобуса сегодня не будет, поехали со мной за 200 рупий. Ехать на рикше или возвращаться в отель не хочется, иду на пляж. Вокруг ни души, тишина и покой, все легли спать. Проход к берегу – узкий туннель метра полтора шириной между построек, оград, цветущих душистыми цветами кустов, кактусов и кокосовых пальм. Ветра нет, очень тепло и приятно.

Выхожу на песчаный берег. Океан бушует и грохочет ещё сильнее, чем днем. Разворачиваю пенку, сажусь рядом с большим деревом, у самого края песчаного утеса. Невысокий обрыв метр высотой, до которого доходят самые сильные волны, пока сдерживается густым переплетением корней деревьев и пальм, но вода наступает на сушу, скоро море подмоет эти корни, стволы падут и океан утянет могучие растения в свою пучину.

Как будто здесь и не было никогда людей, лишь неистово бурлящий волнующийся океан. Сижу, опираясь спиной к стволу дерева, смотрю на бушующий океан, восхищаюсь его мощью. Волны подходят к берегу под большим углом, кажется, что это горный поток с безумно сильным течением, выходящий из берегов. Грандиозное колыхание воды, шипение пены прибоя, гром выстрелов падающих гребней гигантских 3-4 метра волн – убаюкивают меня, клонит в сон.

Вспоминаю о заброшенном бунгало, чуть поодаль на берегу. Лет 5-7 назад россиянка сдавала несколько построек на этом берегу, она владела здесь обширной территорией, с кирпичными душевыми, столовой, сама жила в каменном двух-этажном доме. Океан всё смыл, теперь здесь только развалины у самой кромки воды, за эти года море продвинулось метров на 50-100. Уцелело только одно это бунгало, оно высокое, стоит на шести каменных сваях, пол связанный из стволов пальм в метрах трех от земли, постройка сделана в виде пирамиды, у входа балкон. Это стандартный большой тропический шалаш, множество которых я встречал здесь и на пляжах Гоа. Бунгало полностью цело, на вид очень крепкое, только нет лестницы, чтобы забраться наверх внутрь.

Забрасываю рюкзак на балкон, подтягиваюсь и залезаю. Включаю фонарик, в жилище чисто и просторно, на этот раз никаких животных и насекомых. Одна комната примерно 4 метра на 4, из мебели только соломенный коврик приличного вида, расстилаю его, сверху раскладываю свою пенку, укладываюсь. Раньше здесь была еще входная дверь, кровать и сплетенный комод, все пропало вместе с лестницей и хозяевами.

Зачем платить за место в бетонной клетке в отеле, если можно так шикарно устроиться в приличном бунгало прямо на пляже с видом на океан, бесплатно?! Люди! Кто сейчас в Индии или собирается, берите минимум вещей, чтобы передвигаться налегке и быть не привязанным к одному месту, захватите пенку и летний спальник – и вперед в Ауровиль, в свободное халявное бунгало на пляж индийского океана, пока его не смыло в море. Это подарок Бога-Океана нам.

Лучшая ночевка за все дни в Индии. Восход удивительно красочный, выныриваю из сна весь в восхищении от неземной картины, вспыхивающей аквамариновыми красками в дверном проеме бунгало. Абсолютное изумление. Океан живой и волшебно прекрасный. Особо сильно понимается это в такие моменты: заброшенное бунгало на пляже, живописный восход, полная свобода..

Интуиция и на этот раз не подвела.

https://pp.userapi.com/c614621/v614621398/25f8/vjNVreHUSgE.jpg
https://pp.userapi.com/c614621/v614621750/3792/XReVOr6LOAw.jpg
https://pp.userapi.com/c614621/v614621945/2667/_qcrZsv439A.jpg

+1

3

13.12.12 Тируванамалай (Тиру) Индия
- Смотри, Карл Ренц! – удивленно воскликнул Миша, не веря своим глазам. Он устремился к столику в кафе, за которым бойко беседуют немцы.
- Карл! Москва плачет без Ренца, Москва рыдает без тебя! – они обнимаются.
- О, Россия, Калашников! – Карл сжимает в руках воображаемый автомат.
- Гитлер ноу капут! – шутит Миша.

Зимой в Тиру съезжается весь свет Адвайты, вся богема НеоВеданды. Здесь Артур Сита, рекомендует на сатсанге привыкать к состоянию, которое никогда не утрачивалось, и с другой сторону советует попросить вселенную о просветлении, уверяет, радостно смеясь, что вселенная не глухая.
Город Тиру встретил грандиозным фейферком и барабанным боем. Улица в дыму, не продохнуть. Так проходят здесь похоронные процессии. Тело покойника привязано к парапету на кузове грузовика под углом, на всеобщее обозрение. Люди в сильном трансе, такое количество петард вижу впервые, от едкого дыма не видно в метре от себя, приходится задерживать дыхание, прикрывать глаза, вдыхать через ткань. Дюжина барабанщиков бьют в огромные барабаны, они по-настоящему катарсируют. Мощь процессии завораживает, притягивает внимание, вводит в измененное состояние сознания.

Вчера снились медведи. Два медвежонка, они были крупные, размером с взрослых медведей. Стоило подумать о медведице, и звериная мать появилась, увидев меня, она оскалилась и зарычала, встала на дыбы, затем галопом свирепо бросилась в мою сторону, я успел заметить свастику на звере. Сон был крайне реалистичен, однако страха не было, присутствовало сильное осознание, что причинить вред мне не возможно. Проснулся с удивлением: страх исчез, со своего законного места, невероятно, иллюзия была распознана! Страха не было, от того что глубинно понимал нереальность происходящего, сон в момент его действия воспринимался сном, то чем и был на самом деле.

Сейчас три часа ночи, набираю этот текст и одновременно включил фильм про английских подростков. Замечаю в фильме необыкновенную красоту людей, каждый человек по-своему не повторим, все движения людей прекрасны, жесты и мимика грациозны. Периодически переключаюсь с текста на видео, оно меня затягивает своим великолепием. Понимаю, не важно, что смотреть: выйти на улицу, и все встречные в этот момент окажутся победителями конкурса красоты, а в куче мусора увижу прекрасное. Что это со мной в три часа ночи? Завтра в 7 утра назначил динамическую медитацию у себя на крыше.
Две ночи провожу в «пентхаусе», на крыше трехэтажного особняка. Светлана из Ришикеша сняла эту комнату, сама пока живет а Раманашраме, предложила мне на время занять её место. Заодно, здесь на крыше, устроил динамическую медитацию с друзьями. Мероприятие не тихое, мягко говоря. К концу практику стук в дверь, прибежали индусы, какие-то встревоженные мусульмане с длинными черными бородами, сокрушаются: что за крики, люди вокруг испуганы, не понимают что за шум, весь квартал на ушах! Объясняю: рашн медитейшн, ушу, цигун, махаю руками, демонстрирую подъем энергии: энеджи хай! Вроде успокаиваются, хотят посмотреть, как мы это делаем, поучаствовать. Выпроваживаю за дверь, гуд бай, ноу пасбл!

Вчетвером, мужской компанией пошли в шиваитский храм, в Тиру самый большой в мире храмовый комплекс Шивы. Заходим в ворота - белое сооружение, сплошь из каменных изваяний, сюжетов из Бхагават-Гиты высотой со здание в шестнадцать этажей. Ощущение, неземного происхождения построек, человек такое создать не способен. Там внутри слон дает даршан, ударяет хоботом по голове. Протягиваешь деньги, гигант всасывает их в свой длинный нос, затем прикасается к тебе колючей шершавой плотью. Лавина ощущений. Рассматриваем слонище, рядом с гигантом погонщик с хворостиной, поток жаждающих прикосновения слона не иссякаем. Слон величаво покачивается из стороны в сторону, зевает огромным треугольным ртом, отгоняет хоботом и хвостом мух, как пылесос выплевывает хозяину монеты и купюры. Динозаврище, весом тонн пять-семь, ноги как бетонные столбы, бивни как лопаты, его тигры обходят стороной, а покорился и служит маленькому человеку. Невероятно!

Проходим дальше. Столпотворение у входа в храм, громкий барабанный бой, звон колоколов, психоделическое начитывание мантры на тамильском языке. Покупаем билеты, толкаясь с индуистами, стараемся пройти внутрь, Мишу и Олега заворачивают, не пускают. Внутрь проходим вдвоем с Олегом Поповым из Калининграда. Атмосфера крайне возбужденная. Храм, размером со стадион, своды как в концертном зале. На полу там и здесь что-то горит, фитилями с десятикопеечную монету, нужно осторожно ступать, иначе легко обжечься. Звук усиливается через музыкальные колонки; волнение людей, быстрая скороговорка мантры и нереальная музыка,- сильно давит на сознание, на мозг. В центре зала на высоком постаменте горит «пионерский» костер, с десяток обнаженных по пояс брахманов держат большую квадратную трубу и льют через неё масло в костер, потом что-то поджигают на металлической подставке, подносят её к индуистам, каждый рьяно тянется к огню, стремится дотронуться до пламя, толпа напирает. В момент, когда пламя направлено по направлению к нам, вспыхивает одежда индуса в первом ряду, брахманы бросаются тушить.

После тушение, брахманы выстраиваются в процессию с факелами в руках, двое с большими кувшинами на плечах, у нескольких флаги. Обходят вокруг места, где совершался огненный ритуал. Толпа в экстазе. Кувшина заносят в зарешеченное помещение, за ними ломятся люди, служителе энергично с криками отталкивают одних, затягивают других.

В интернете узнаю о святой по имя Шива Шактиаммаяр (SRI SIVA SHAKTHIAMMAIYAR). Света была у неё в прошлом году, мы идем искать её ашрам, спрашиваем всех вокруг, нам известен только примерно район. Спрашиваем у индуса, едущего на телеге, запряженной волом. Рога выкрашены синей краской у вола, в носу стальное кольцо, серо-белая шкура лоснится и блестит на солнце, огромный горб на спине упирается в перекладину, соединенную с телегой. Индус показывает нам сесть в телегу, предлагает довезти. Мы забираемся в телегу, едем, ощущаем себя настоящими путешественниками, искателями приключений. Окружающих веселит наш вид на повозке в упряжке с волом.

Шива Шакти выходит к людям каждый день утром на 15 минут, обходит всех, молча и смотрит каждому в глаза. В просторном зале человек 60, все европейцы, сидят молча в позе медитации. На стенах два больших её портрета, она молода, красива и чернокожа. В центре плетенное кресло, большой букет из фиолетовых цветов. Чувствую приятное волнение. Ровно в 10:00 выходит Шива в оранжевой сари. Святая небольшого роста, старше лет на 10-20, чем на плакатах, лицо благостное, без одной морщинки. В каждом движении осознанность и покой, её образ словно растворяется в Тишине. её образ словно растворяется в Тишине. Мужчину в центре зала сильно протряхивает. Шива немного посидела в кресле, затем начала обходить зал, встречаясь взглядом с каждым. Посмотрев на каждого, уходит, поднимается на второй этаж ашрама.

Света говорит, что можно подняться к святой на индивидуальный даршан за пожертвование. Мы с Мишей спрашиваем у сына Шивы сколько это стоит, отвечает - 400 рупий. Соглашаемся. Сын проводит нас в маленькую комнатку, размером меньше трех метров на три метра. Здесь две подушки на полу для нас, женщина сидит, чуть сбоку от нас, напротив, на стене большой плакат с Шивой. Она смотрит на нас, улыбается, чувствую сильный подъем энергии. Миша вначале смеется, потом плачет. Даршан длится несколько минут.

На выходе сын просит с нас 4000 рупий! Мы с одной стороны в таких духовных высоких чувствах, с другой в растерянности. Прорабатывается наше эго, недавно говорили о духовных пожертвованиях, что если не думая о цели отдаешь деньги на такие вещи, то потом возвращается с лихвой. Однако сейчас явный шантаж, нам четко было назначено 400, и сын видел, как мы достали эту сумму и протягивали ему, тогда он ничего не говорил и не брал наши деньги. Пытаемся объясниться, сын предлагает рассчитаться евро или долларами. В итоге отдаем по 1200, я свои последние рупии, теперь нужно ехать менять деньги.

На улицах Тиру много нищих и садху, они сидят прямо на земле в ряд и как двигающиеся растения протягивают в нашу сторону руки-ветви, когда проходим мимо них. На улицах пыльно, неухожено, очень шумно и многолюдно. В этом есть некая неизъяснимая притягательность.

Артур Сита после сатсанга говорит молодому человеку, что просветление это твоя невеста и она пока девственница, когда уведешь её, не теряйся, сделай все возможное, чтобы овладеть ей. И просветление навечно станет тобой!

https://pp.userapi.com/c616227/v616227859/2d05/qsiuKruwdM4.jpg

+1

4

16.12.13 Тиру

Полнолуние. Проснулся до рассвета, хочу подняться на вершину горы Аруначала. Олег, Миша тоже со мной, и Света просит её взять на подъем. Полная Луна необычно висит над головой, в России она всегда ближе к горизонту. Каждое полнолуние тысячи паломников обходят Араначалу вокруг, на самой вершине зажигают факел, индусы носят бочками масло, сделанное из молока, поджигают его. Огонь на вершине виден на десятки километров.

Светает. Багровые лучи нежно заполняют пространство. Рикша подвез нас к дороге, ведущей на вершину. Проходим жилые постройки и небольшой храм. Снимаем обувь – индусы верят в святость Аруначалы, говорят, что все беды в мире от европейцев, топчущих святую гору сапогами. Дальше лес и небольшой участок дороги вверх, вымощенный камнями. Высота горы от уровня моря 800 метров, нам предстоит преодолеть подъем в полкилометра босяком по острым камням.

На ответвлении дороги встречаем индуса, он указывает нам нужное направление. По прошлому опыту знаю, здесь множество навязчивых проводников, они показывают дорогу туристам, затем в конце пути требуют приличную сумму за услуги. Говорим ему, что нам не нужен гид. Индус уверяет, что он просто идет к своему учителю и нам по пути.
Света и Миша сильно отстают. Мы идем втроем: я, Олег, индус. Его учитель медитирует на вершине горы и не ест уже 9 лет, но сейчас он уехал в Кералу то ли на обследование феномена, то ли на лечение – мы не поняли.
Подъем занимает полтора часа. Местами мы карабкаемся ползком на четвереньках по скалистой поверхности. Несколько раз останавливаемся, отдыхаем. Спрашиваем индуса, почему гора святая? Отвечает, что гора это сам Шива, гора – Бог. Аруначала прообраз, дубликат тибетской горы Кайлас.

На склоне Аруначалы тихо. Снизу доносится городская какофония, своеобразный шум индийских поселений: звон колоколов, взрывы петард, сигналы машин, истерические горны автобусов, рычание мотоциклов, лай собак, карканье ворон, рыночная суета. Хаос этих звуков смешивается, уже приглушен и всё сильнее отдаляется. Вот поет мулла. Кажется, будто поёт небо. Здесь тишина, вступая в которую, проваливаешься, словно в вату. Полтора часа подъема проходят, как 15 минут.

Индус показывает нам место медитации его учителя – это клетка под крышей метр на метр, сейчас там только фото полуобнаженного человека в позе медитации. Предлагает нам гашиш и чай. Кипятит воду на костре. Олег отказывается, говорит, что эти люди мистики, что-нибудь могут с нами сделать, потом очнемся в неизвестном месте без денег. Соглашаюсь на чай. Пьем сладкий чай из глубоких пиал, сделанных из кокосовых орехов. Идем на самую вершину, до неё метров двадцать. Поверхность скалы черная от сгоревшего масла, повсюду толстый слой маслянистой сажи. Сильный ветер, круговой обзор Тиру, шиваитский храм отсюда выглядит, как космический корабль. На самой верхней точки скалы нарисованы белым пеплом стопы Шивы. Вспоминаю выражение: «Если весь мир картина, то Аруначала холст, на котором эта картина нарисована».
Индус приглашает нас на пуджу, ведет в пещеру, по извилистой тропинке, между кактусами и колючими кустами, забираемся в узкий проход. Свод пещеры низкий, в центре у стены каменный шивалингам, размером с большой самовар – это символическое изображение фаллоса в вагине. Индус начинает ритуал: открывает целлофановые пакетики с цветным порошком, посыпает шивалингам, брызгает на него водой, обкладывает цветами, читает мантру и поёт. Олег – летчик из Калиниграда, говорит:
- Как хорошо! Больше ничего и не надо, нет никаких забот, ни о бизнесе и ни о чем другом, никаких хлопот. Сиди себе и сиди..

Почти на каждом доме в Тиру изображение мужской головы с рогами. Спрашиваю: «Кто такой?» Не знают. Знакомый по интернету прокомментировал описание огненного ритуала, когда он был в шиваитском храме, воспринимал пуджи брахманов (агнихоры) в полутьме как пляски чертей вокруг котлов. После ритуала в храме покупаю четки, хожу вокруг самади Рамана Махарши, читаю про себя стослоговою мантру. Выхожу их храма, вокруг рынок, в одной лавке продают маску «черта», лицо с высунутым языком, клыками, выпученными глазами и рогами. Это та голова, которая на каждом приличном фасаде Тиру. Хочу купить местную достопримечательность, и в этот момент рвутся мои новые четки, звенья рассыпаются по земле.

Когда стремимся к чему-то, исчезает то, что есть. (А.Сита)
В Тиру приезжают забавные личности. На вершине Аруначалы мы встретили группу медитирующих из Самары, они путешествуют по Индии со своим гуру Германом, мы пригласили их на сатсанг к Артуру Сита:
- Зачем нам Сита? Мы приехали к Рамана Махарши!
Вечером в кафе они присоединяются к нам. Герман спрашивает у каждого имя, тут же ставит «диагноз» Мише и Олегу, говорит, что они дети, ещё даже не пошли в первый класс духовности, рассказывает, как и где нужно им медитировать.

- Как тебя зовут? Ты ещё в детском саде! Только в начале пути, занимаешься ерундой! Общайся со мной!
Миша подыгрывает ему, эмоционально просит у Германа передачу:
- Дай мне передачу, прошу тебя, дай! Благослови меня! Дай мне посвящение! Я сейчас встану на колени перед тобой! Буду целовать твои стопы! – кричит на всё кафе Миша, чем вводит окружающих в сильное смущение, русские пытаются успокоить его, иностранцы оборачиваются и шепчутся, индусы замирают.

Миша подходит к Герману, встает на колени и обнимает его.
- Он не понимает, что творит, вы не понимаете, как это серьезно! - сокрушается пожилая дама из группы самарских медитаторов, - он же может сейчас упасть, а завтра вовсе не встать!

Хотим взять в прокат байки, съездить к океану в Ауровиль, это сто километров отсюда. Хозяин магазина «Мистикал Индия» предлагает не очень новый мотоцикл за 70 рупий в день, предупреждает – плохие тормоза, починит завтра. Завожу, осторожно прокатился, вспоминаю случай в Гоа. Ночью мы ехали на байке вдвоем с Андреем из Воронежа, я за рулем, заблудились, на перекрестке останавливает полиция, требует водительские права. Притворяюсь, что не понимаю:
- Ноу андестенд! Как проехать в Вагатор? – несколько раз на требование двух полицейских, с напором спрашиваю, как проехать в Вагатор, в итоге они сдаются, махают в сторону Вагатора и уезжают.

Прокатившись на байке, договариваюсь, что приду за ним завтра и заберу, если всё починят. Предлагаю прокатиться Олегу из Калининграда, он летчик и говорит, что хорошо ездит на всем, что двигается. Лихо газует с места, проезжает метров десять, заворачивает за угол, скрывается от нас за фасадом здания, и мы слышим грохот падения. Индусы стремглав бросаются к месту аварии. Олег не затормозил перед лежачим полицейским, завалился на бок, содрал в кровь плечо и колено, порвал футболку. Второй день лежит с температурой. Второй день лежит с температурой, не поднимается, никуда не ходит. Летчик несколько лет тусовался с кришнаитами, сейчас его вдохновляет Артур Сита, к случившемуся происшествию Олег относится философски, считает, что так очищается карма.

Струйки молока на черном камне статуи извилистыми ручейками опоясывают дивные формы богини, завораживают моё внимание. Брахман в ашраме поливает большую статую водой из ведра. Черная богиня умиротворенно смотрит на мир сквозь прутья стальной клетки. Харизматичного вида служитель храма набирает воду из крана внутри клетки – обители статуи – и обильно льет на черный камень божества, затем разрывает пакеты с молоком, наполняет до краев медный кувшин, поливает богиню молоком, дотрагивается до камня, пробует на вкус, предлагает мне. Затем извлекает желтую ткать, заботливо одевает статую, делает юбку, сари, оборачивает камень, водружает на каменную шею рудракши, вешает гирлянды цветов, рисует красные точки.
Спускается ко мне, протягивает белый порошок, произносит: «Ом Бхагаван Аруначала», дает мне гирлянду цветов. Затем спускается ко мне, дает белый порошок, показывает, как натереть им лоб, читает мантру и протягивает цветы – гирлянду из нескольких белых вкусно пахнущих цветков.

Так впервые в жизни мне подарили цветы…

https://pp.userapi.com/c312718/v312718782/64bf/2IlXLYGabw0.jpg

+1

5

21.12.13 Тиру
Встретил рассвет на горе. Поднялся на склон Аруначалы ещё затемно, полная Луна освещает путь, из многих домов в этот ранний час доносится индийская музыка. Тиру в предрассветной дымке загадочно мистичен. Красный шар выплыл из острия пирамиды – горы на горизонте правильной формы. Туман, укрывший одеялом город, окрасился алым багрянцем. В шумное переплетение сладкой музыки города вторгаются автомобильные сигналы и гудение мотоциклов, с каждой минутой уличное рычание Тиру становится всё настойчивей и напористей.

На крутом склоне горы оранжевые камни и зеленые стрелы травы. Яркая зелень диковинными пучками украшает гранитные валуны и придает ландшафту пылкую художественность, словно здесь поработал дизайнер. Шмель, размером с птичку, неповоротливо обследует фиолетовые цветы, похожие на наш Иван-чай. Тропические птицы играются в ветвях акации, пронзительно воркуя. Здесь много диких обезьян, они ростом с маленького человека, прыгают между деревьями, нагибают и ломают ветви, невообразимо при этом вопят.

Солнце на восходе, набирая яркость, пожелтело, теперь на него невозможно смотреть – свет превратился в жар и затопил всё вокруг. Пора спускаться в город. Радостное и яркое утро.

Узкие улочки у подножья горы умыты и свежи, здесь необычно приятная домашняя атмосфера, из открытых дверей вкусный запах специй. На дороге перед входом в дома нарисованы мелом замысловатые узоры, в центре этих мандал «ваза» из коровьих лепешек, в ней цветы. Павлин разрывает когтистыми лапами кучу мусора, у царской птицы завтрак, фееричный хвост веером развернут и важно покачивается на фоне городских отбросов. Ворон на голове быка тоже деловито завтракает, выклевывая что-то у животного между рогов. Бык в удовольствии зажмурился и медленно жует. Сейчас увижу динозавра, вряд ли удивлюсь.

Индусы забавные, просят сфотографироваться на мой фотоаппарат, довольные, что их чернокожие лица увидят вместе со мной на другом конце Света. На древнем храме зеленая вывеска `Bank of India`, реклама или офис, не понять.

День проходит незаметно, кажется, что день короче утра. На сатсанге Артура Сита сажусь напротив него, он смотрит прямо в глаза. Восприятие становится неподвижным, после пристальных минут «глаза в глаза», всё вокруг сливается в единый объем, в одну картину, все звуки превращаются в неразделимую мелодию. Смотрю на Артура откуда-то сверху, сейчас на него упаду, он говорит: « …всё, что воспринимается - не является истиной, но и не противоположно ей. Иллюзия, то, что кажется правдой, и при этом не лжет. Относительность – и правда, и ложь одновременно. Истину невозможно потерять».

+1

6

6.1.14 Тиру
Статуи в храме будто оживают на мгновение, кажется, тени бронзовых богинь приходят в движение. Плавный танец огня на фитилях масляных лампад пробуждает тени в полумраке. Проходя мимо статуи, замечаю, словно она повернула голову, протянула ко мне железную руку. Удивлен. Сел напротив, всматриваюсь. Красивая скульптура из желтого металла, высотой метра полтора. Ощущение как от живого человека, женщина неподвижно застыла. Что за наваждение? Индия вся в загадках и открытиях, в иллюзиях раскрытия сокровенных тайн. Она тебя затягивает, очарование пленит, с каждым днем петля ощутимей, однажды понимаешь - ты пропал… и теперь не выбраться отсюда, никогда не вернуться к прежней жизни. Ты умер, и ещё не родился, ты человек-камень, stone-man, сама неподвижность.

Новый год в Тиру встретили на крыше особняка, танцуя до утра под Doors, глядя на звезды, танцевали, видя гору Аруначала, танцевали, смотря в горящие глаза друг друга. Хозяева европейцы, пригласили всех иностранцев, угощали едой и пуншем. Дедушки-хиппи крутили транс, мощные саундбуферы, светомузыка и душевность, создавали космическую атмосферу, царила доброжелательность и оттяг Woodstock`a.

7.1.14
Аруначала подцепила облако, на вершине горы весит белое одеяло, скалы окутаны туманом. На фоне мистической горы веер кокосовых пальм, ветер перебирает игольчатую листву тропической зелени. Ещё белое солнце сеет нежное тепло. Рассвет как всегда здесь чудесен.

Собаки худые, поджарые, вегетарианцы, как обкуренные наркоманы лежат повсюду на дороге, их сотни, те что не спят - добры, глаза блестят, подходят, ластятся, в отличие от наших дворняг, хвостом не виляют. Корова нежно облизывает маленького теленка, тот в ответ на заботу, тоже лижет мать, тычет симпатичной мордочкой ей в бок. У макак рейд, ищут открытые окна, чтобы пролезть и своровать фрукты, и заодно прихватить твои трусы и чемодан. Пока туристы спят, обезьяны рыщут безнаказанно отрядами по Тиру. Забравшись в дом, макаки агрессивны. Рычат и скалятся, показывая острые клыки, без добычи не уйдут.

Каждое утро ровно в пять утра, с балкона третьего этажа дома напротив, выливают ведро воды на асфальт дороги. Это ежедневный ритуал, затем точно в 5:30, влажную дорогу подметают и рисуют на ней узоры, лепят вазу из свежей какашки, ставят в неё цветы. В 5:45 выбивают ковер, в 5:50 кто-то громко и долго промывает горло и пищевод, судя по отхаркивающим звукам, у него выворачивается наизнанку даже желудок, я слышал - это особая практика йогов, и это придает моей предрассветной индийской дремоте особый изыск.

Когда ты внутри Мира, то, это сон. Пробуждение – весь Мир внутри тебя. (С) Артур Сита.

https://pp.userapi.com/c310220/v310220869/71be/7esncdFbhP8.jpg

+1

7

14.02.14 …счастье всегда оборачивается страданием. Страдание обязательно перейдет в счастье. Не ищи счастье, и наступит обыкновенность, которая шагнет в благость… /Артур С./
Что такого заманчивого в индийском городе Тиру?
Сатсанги. Хочешь правду о себе? Тебя освободят от неё. Здесь вычистит от всех знаний. Вывернет наизнанку все надежды. В остатке лишь опыт настоящего мгновения.
Мне нравятся здешние кафе, нравится атмосфера кафешек, которую создают посетители этих мест, уникальные, красивые, странные, такие разные зимние жители и гости Индостана. Вкусная, здоровая еда, в России так не покушать. Очень привлекает теплота отношений и теплота погоды, здесь сейчас идеальный климат, ликует здоровье в теле.)

Сюда приезжают к Горе под названием Аруначала, окруженной мистическими историями и ашрамами. Это маяк тысяч современных духовноищущих всего Мира, духовная мода с лейблом `Адвайта`. В это время самый наплыв иностранцев, разгар сезона охоты на недвойственность.

Три месяца сатсангов с Артуром Ситой, и чудодействие горы, сила храмов, тайны ашрамов, воздействие святых просветленных, все то, чем изобилует Тиру, стало таким не важным. Это превратилось в обыденную игру, в побег от скуки обычной жизни. Сейчас вся это духовность вызывает у меня добрую улыбку внутри.

Можно присоединиться к вере тысяч индусов и пройтись вокруг горы ночью в полнолуние. Вера создает чудеса, вера творит чудеса. Влился в общий поток, в нескончаемую реку индуистов, совершающих обход Аруначалы при свете полной Луны, и увидел, ощутил, почувствовал, что никто никуда не идет, тело шагает, а ты стоишь, ты не подвижен.

Вскарабкался на вершину Горы, отдышался, вытер пот. Скалы черные и скользкие от масла. Сюда раз в год заносят тонны масла и поджигают Аруначалу. Факел видно на десятки километров вокруг. Экзотика. Хочешь духовной силы и мощи – верь и взбирайся, выше и выше из последних сил, не взирая на пот и жару, не замечая усталость и зной, не смущаясь кровью сбитых об острые камни и колючие кусты ног, верь и не бойся москитов, змей и скорпионов, которые выползут после заката. Шива защитит!) Ты карабкаешься по богу на самую макушку бога. Аруначала это Шива, так верят индуисты, говоря: если Мир картина, то Аруначала холст на которой Мир нарисован.

Хочешь любви, счастья, силы, исполнения желаний – верь, трудись, молись. Но если однажды «научился» довольствоваться тем, что есть, то простые незатейливые потребности вдруг превращаются в священнодействие. Постой! Как научиться получать удовольствие от простой повседневности? Ответ – никак. Ребенком ты «умел» наслаждаться настоящим моментом, а повзрослев, научился верить в грезы будущего. Выход – разучиться куда-либо стремиться и остановиться.

Среди множества кафешек, окружающих плотным кольцом Раманашрам, отличается одно место. Сейчас я пишу эти строки там. Называется `Dreaming Tree` – кафе на крыше. Пища здесь предельно вкусна, приятна и хороша для здоровья, каждое блюдо красиво оформлено. Пью настоящей изумительный кофе, качаюсь в гамаке, любуюсь Горой сквозь густые ветви тропических деревьев и ловлю сетями вдохновение.

`Dreaming Tree` рядом с ашрамом женщины с именем Шива Шакти. Её считают святой-просветленной, она замолчала и ушла в пещеру на Гору в 20 лет. Сейчас ей на вид за 70, она попрежнему молчит, весь день сидит у себя в комнатке. Лишь однажды в день Шива Шакти приходит в движение и спускается на 10 минут со второго этажа ашрама к многочисленным духовножаждающим - дает ежедневные безмолвные сатсанги, смотря каждому в глаза. Некоторые получают незабываемое духовное переживание, однажды у меня в голове от её взгляда загорелась звезда, в другой раз ощутил ни с чем несравнимый уют, словно вернулся в лоно к матери.

Те же, кто очистился от веры в чудеса, увидел чудо каждого настоящего мгновения, могут получить сатсанг прямо в `Dreaming Tree` на гамаке за чашкой кофе, слыша особую атмосферу всего окружающего пространства вокруг.

Лежу в гамаке, пишу и смотрю на французов напротив. Один с седой бородой в изорванных джинсах, положив ноги на соседний гамак, страстно говорит по мобильному телефону: I Love u, love u, love u, love u, love…, пылко повторяет раз двадцать. Другой француз - белоснежная рубаха, серые брюки с грязными масляными пятнами, вязаная сумочка с омами на поясе, с чувством вторит соотечественнику: We are happy!

https://pp.userapi.com/c310221/v310221553/8144/3GDtU9mjWQI.jpg
https://pp.userapi.com/c310221/v310221553/813a/NrLwi099ba8.jpg

+1

8

27.02.2014 Дарджилинг.
Пью чай посреди горной долины в месте под называнием «TeaGarden» в Даржилинге. Взял напробу два сорта чая: Green и Fine. Зеленый весьма необычный на вкус, чувствую свежеть чая, листья недавнего сбора, в конце каждого глотка терпкое послевкусие – пряная кислинка, присущая лишь хорошему чаю. Три месяца не пил зеленый чай, моментально ощущаю его действие: тело наливается бодростью, настроение взлетает выше гор, в глазах заискрилась радость. Чай `Fine` – красный, самый дорогой из четырех сортов, вкусовой букет очень приятный, купил триста грамм. Зеленого полкило по 70 рупий за сто грамм (35 руб.).

В TeaGarden – Чайный Сад спустился на канатной дороге. Вагончик тронулся, быстро набрал скорость, резко устремившись вниз, падая вдоль крутых высоких гор, сплошь поросших чайными кустами. Стремительный набор скорости, вмиг обнажившийся невероятный простор и головокружительная высота,- дает явное ощущение свободного полета. Впрыск адреналина и легкий испуг на пару секунд.

Чайные плантации аккуратной мозаикой украшают холмистые горы подо мной. Бамбуковые заросли окаймляют ровные трапеции чайных кустов. Длинные, светло-синие стволы бамбука окрыляют полуметровые, ярко-зеленые узкие ленты, заостренные стрелы листьев. Ландшафт так необычен и приятен для восприятия, я фотографирую, делаю одно за другим фото, несколько десятков снимков, с таким пылом снимаю впервые в Индии.

Воздух запредельно свеж, от зеленых холмов исходит благоухание чистоты и сильный заряд спокойной энергии. Гималаи вдали спрятались в тумане, различаю их мощные очертания высоко в поднебесье. Хозяин отеля, в котором живу, обещал вид Эвереста с балкона номера в ясную погоду, жаль туман и облачно, а то бы разорвало от яркости впечатлений.

Тишина вокруг мягко, нежно и плотно окутывает в свои заботливые, умиротворяющие объятия. Проникая в самую глубину, останавливая мысли, кристаллизуя чувства. Вот она настоящая Шанти, Шанти, Шанти, как говорят в Индии. Здесь на севере чисто, почти нет мусора на дороге, нет пыли, нет попрошаек, никто не пристает, не просит сфотографироваться с ним, повсюду баки для мусора с надписью «Пользуйся мной». Благотворное влияние гор и прохлады, наверняка; а жара расхолаживает мозг, постепенно становится лень убираться, проще начать побираться, охотясь на туристов.

Дарджилинг, если не замечать некоторых жителей, иногда непохож на Индию вовсе. Много европейских колониальных зданий, десятиэтажные отели, дамы с пушистыми собачками на поводке, парень японской внешности дрессирует молодого лабрадора. Город ухожен и процветает, наверное, благодаря чаю. Чисто, тихо, запахи приятны, кругом гладкий асфальт, красивые ограды, красивые разноцветные дома, цветники и чудесное разнообразие деревьев. Стволы этих гигантов в два обхвата, высота несколько сот метров, одних хвойных насчитал двадцать видов, сочный бамбук, бананы, пальм почти нет. Всё это многообразие на столь пересеченной местности, что здесь сложно найти ровное места, сплошь крутые подъемы и спуски.

Хозяин отеля, в котором живу, дал схему интересных мест, выделив три: канатная дорога, ведущая в Чайный Сад, храм Махакалы и тибетский монастырь. Ещё отметил ботанический сад и несколько зоологических станций, но они по вторникам закрыты. Признаться, прибыв в Дарджилинг, я был не доволен: долго не мог найти свободный отель, устал от пятичасового переезда по дикому горному серпантину, запрессованный десятью индусами в салоне мало просторного джипа, но зато за 100 рублей. Холод после жары, туман, тяжелый 80литровый рюкзак за плечами, карабкаюсь по горам и крутым лестницам от гостиницы к гостинице, всякий раз наблюдая лишь безразличный отказ администраторов, и в финале ледяная вода в кранах.

Утром разбудил яркий «санрайз бьютфл» в окно номера, так назвал «прекрасный рассвет» хозяин отеля, обещая величественный обзор Гималаев с балкона. Выпрыгнув из холодной постели в пять тридцать утра, забрался в специально приготовленное с вечера кресло для созерцания блистательных льдов Эвереста в предрассветных лучах тропического солнца и насладиться видом высочайших горных пиков этой планеты на рассвете, что может быть удивительней на этом свете?! Попкорн. Кола…облом,- всё в тумане.

Поплелся выпить кофе. Холодрыга невыносимая. Все кафе и рестораны ещё закрыты. На остановке разливают теплый `милк ти` из чайников. Пара стопочек молочной сладкой водички нисколько не взбодри меня, не подняли моё настроение. Пошел по схеме, подаренной хозяином отеля, обследовать местные достопримечательности, посещать «интрастинг плэйс». Крутые спуски и подъемы ранним утром почему-то не радуют.

У подножья горы, на подходе к храму Махакалы все снимают обувь, мне вообще не хочется разуваться. Все ходят с широкими тарелками из листьев доверху наполненных аппетитной едой, понимаю, раздают бесплатно, сегодня праздник индуистов Шиваратри. Пригляделся, вижу, пара человек обуты, обрадовался, прошел к раздачи еды. Наелся от души сладкой каши с орехами и кокосом, наблюдая за игрой мохнатых обезьян, макаки здесь в шубе и с пушистым коротким хвостом.

Везде тибетские флажки с буддистскими мантрами и изображениями. Поют индуистские песни, в храме смесь индуизма и буддизма. Будда-ступа и Шива в одном флаконе, прямо храм всех религий. Спрашиваю, как пройти к монастырю, заботливый индус долго объясняет путь, затем я часа полтора часа спускаюсь по крутым дорогам и столько же поднимаюсь. Услышав знакомые звуки тибетских громогласных труб, баранов и цимбал, я воспрял духом, быстро поднялся и зашел в монастырь. Здесь хорошо, большое изображение Камапы и полутораметровая статуя Авалокитешвары, тибетские монахи делают практику, стучат в огромные барабаны и дудят в двухметровые трубы, всё по правилам. Там я понял, что лучше Непала может быть только Непал, как мне близка энергия тибетского буддизма, словно домой попал, и как я начал уставать от индуизма и Индии. Всё, завтра прямиком в Непал! К прохладе почти привык, большой плюс – не потеешь.

Любуясь чайными кустами, очень хочется сорвать несколько листочков или даже веточку, привезти друзьям в подарок. На некоторых кустах белые цветы с ярко-желтыми пушистыми тычинками, аля маленькие лотосы. Правильная трапециевидная форма многочисленных кустов поражает ровностью поверхности, каждый куст подстрижен и так на многие многие километры во все стороны куда ни глянь.

Выпив зеленого чая, иду на охоту. Вышел из селения на дорожный серпантин, слева крутой отвесный холм сплошь усаженный чаем, справа от дороге пологий склон тоже весь в чайных кустах. Иду, смотрю по сторонам, не знаю можно ли рвать листья с кустов, на виду у людей делать это не хочу. Русо туристо, как ни как, – облико морале, даже в Индии. Выхожу на безлюдное место, выжидаю когда дорога пуста. Срываю листочек чая, он плотный, гладкий и волнистый. Молодые листья ярко-зеленые, мягкие, размером с ноготок мизинца, зрелые побеги – темно-зеленые, чуть ли не с ладонь. Забиваю карманы и рюкзак. Пришел в номер отеля, высыпал добычу на кровать, ты не представляешь какой запах! Одним этим ароматом можно взбодриться лучше чем от чашки заварного зеленого чая. Теперь есть, чем порадовать друзей! Пиши в комментариях, подарю и тебе листик чая из Дарджилинга.

https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8e58/g4k1r6M7eWc.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8e62/u7G3my4Gh-o.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8e6c/ikdOyb7TqkM.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8e76/mxXNJFfMSfY.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8e94/eHf3zzZ3iQg.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8ebf/0ZdLsdS8_DI.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8ec9/hxy2v3iexnM.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8ed3/i2bmL7nYSp4.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8edd/_KFu8bmoEaE.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8ee7/wPdt3O-FiJM.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8ef1/KbEqd7mPCZk.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8efb/YAOvEmv2HZQ.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8f05/NrurQc_-It0.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8f0f/v7BORn2WfOg.jpg
https://pp.userapi.com/c412831/v412831553/8f3f/dLQpgU0CGFc.jpg

+1

9

25.02.2014 Калькутта
Желтое такси безумно несется по центру ночной Калькутты. Таксист – горящий взгляд, черные усы, кудрявая шевелюра, низкий хрипловатый бас, надпись на футболке `Live for Today. Dream for tomorrow`. Он спокойно жмет на газ до отказа, разгоняется максимально, резко тормозит, дерзко выворачивает руль и тут же лихо ускоряется. Пару раз казалось столкновение неизбежно. Таксист сейчас символ загадочной и противоречивой Калькутты, одно название этого города вводит меня в легкий транс. Машина с сумасшедшей скоростью несется по мостовым, по трамвайным путям, мимо каменных зданий, ветер со свистом залетает в открытое окно. От безлюдных улиц атмосфера основательность и нереалистичная устойчивости. Гигантская Калькутта словно демонстрирует некую лишь ей доступную тайну, когда сочетание бешеной скорости, неизношенной древности и невероятной устойчивости дарит нечеловеческую уверенность в правильности всего происходящего.

Это чувство устранения всех пределов, неуязвимости и сопричастности к вечно молодой природной красоте посещает в Индии, когда есть возможность сложить в одно - скорость и каменную неподвижность. Это чувство, когда берешь на прокат мотоцикл и несешься, обгоняя всех, по автобану, мимо заливных рисовых полей и банановых рощ, а в наушниках The Doors. Вдохновение, как свободный полет.

Это чувство, когда сидишь в вагоне, свесив ноги на ступени открытой двери чиннайского экспресса, поезд набрал полный ход, держишься за поручни, чтобы не сдуло. Смотришь на закат: его алый свет блестит на поверхности озер, на берегах аисты, красные горы, заросли кактусов, пальмы - каждый лист веер из кинжалов, а железные опоры мостов с грохотом пролетают в полуметре от тебя. Неуязвимость, словно забота всего Света о тебе.

Или когда ты едешь в автобусе, водитель точно камикадзе, гонит от границы Индии до Катманду со скоростью звука, разгоняя всех с дороги громогласным горном. Смотришь в окно: высокие горы , поросшие густыми лесами, бирюзовая река внизу полукилометрового обрыва, белая пена на порогах бурлит, вылизывая круглые валуны, ливень вдруг усиливается, ручейки из щели окна брызгают на сиденье, водитель на спуске все набирает и набирает скорость, уворачиваясь от встречной в сантиметрах от неё, сейчас взлетим, ты замираешь и клянешься, что ни когда в жизни больше не сядешь в непальский автобус, если выживешь, а The Pixies поет: «Где же мой ум?». Тогда вдруг чувствуешь, что нет проблем, нет забот, все складывается идеально. Чувствуешь любовь всего Мира к тебе.

Со временем в Индии сознаешь благоприятность острых моментов, трудных ситуаций и обретаешь навык не волноваться и не переживать в самых неординарных обстоятельствах. Калькуттский таксист высаживает меня и ещё двух индусов на пустынной каменной улице. Два часа ночи. Четырехэтажные колониальные здания и ультрасовременные постройки завернуты в парчу, позже понимаю, что это навесы торговцев. Мы идем вдоль туннеля из матерчатого навеса, вдоль массивных каменных ступень, мимо входа в подземный метрополитен, идем в сторону вокзала Селда (Sealdah). Ощущение будто находишься в компьютерной игре, - дикая смесь урбанизации и необветшалой глубокой старины. Эклектика будущего – средневековые племена обосновались в центре Лос-Анжелеса.

Прогуливаясь утром около вокзала в ожидании поезда, понял, отчего ночью было необычное восприятие этого места. Здесь оптовый рынок, крупный восточный базар. Мужчины в странных головных уборах - на голову намотана ткань, высотой с полметра. Грузовики и повозки волов разгружаются и загружаются огромными тюками, размером с малолитражный автомобиль. Их закидывают в кузова и телеги команды индусов по семь-десять человек. По сигналу одним рывком отрывают тюк от земли, зажимают его между собой на уровни груди, вторая команда подлезает под тюк, водружает груз себе на головы и закидывают в кузов. Тряпка на голове рабочих - это подушка, амортизатор для облегчения нагрузки.

Ночью на вокзале движения поездов нет. Ждать до утра. Индусы штабелями спят на полу, в проходе, замотавшись с головой в тряпку. Обхожу и переступаю спящих. Подходит полицейский, говорит мне пройти в комнату отдыха, второй-четвертый этаж вокзала. Прикидываю сколько это стоит, раз все спят где попало. Мастер по комнатам, так здесь называют главного на рицепшне, любезно выписывает купончик на одноместный номер совершенно бесплатно. Это был второй и не последний приятный сюрприз Калькутты.

Первая неожиданность была на вокзале Ховра (Howrah), на который приехал сюда из Пури. Вокзал колоссальных размеров высотой, море народу, огромные площади. Прибыв, я не мог понять как купить билет до Силигури, сначала долго искал кассу, в которой мне не собирались продавать билет, невразумительно на ломаном английском объяснили ехать на другой вокзал. Ничего не поняв, я ощущал, что от утомления, грандиозности помещения, странной атмосферы и непонятности как разрешить ситуацию закипает голова и сносится мой мозг. Тогда решил перекусить, зашел в кафе на вокзале, заказал суп с паниром, это индийский сыр, наподобие брынзы, ролы с овощами и паниром, свеживыжатый апельсиновый сок. Всё оказалось дешево и изумительно вкусно. Это приятно удивило и сильно взбодрило. В течении последующих двадцати минут все разрешилось.

Мой поезд до Силигури в шесть утра. На перроне калькуттского вокзала столпотворение, все хотят сесть в мой поезд. У меня самый дешевый билет, без резервации места, не успеешь занять место поедешь 15 часов стоя в тамбуре. Толпа на перроне спонтанно упорядочивается в подобие очереди. Вагоны ещё закрыты, молодые ребята пытаются забраться внутрь через окно, и открывают дверь в вагон с надписью только для зарезервированных мест. Устремляюсь внутрь, закидываю рюкзак и устраиваюсь на верхней боковой полке. Толпа ломится в соседний вагон.

Перрон освобождается и появляется контролер в черном костюме. Он громко и отрывисто кричит на ребят, которые открыли этот вагон, отчитывает их, прогоняя в соседний вагон, в котором все места уже заняты. Меня ожидает подобная участь, когда этот строгий дядя увидит мой билет, он поколотит меня палкой. Наш вагон полупустой, солидные респектабельные люди занимают свои купленные места, сверяя номера с билетами. Привязываю рюкзак велосипедным замком , спускаюсь и сажусь в соседнее купе на нижнюю полку.

Поезд трогается, набирает скорость. Суровый контролер проверяет билеты, сверяя места с объемной распечаткой. Вдруг срывается на молодого парня, шумно ругаясь прогоняет его в тамбур. Подходит ко мне. Протягиваю билет. Он смотрит на него, и не глядя на меня, спокойно произносит: «с таким билетом невозможно сидеть на этом месте», и проходит дальше.

Раз нельзя сидеть, пойду лягу. Забрался на полку, где был привязан мой рюкзак, дремал 15 часов. До самых Силигури никто меня не беспокоил. Отнес ситуацию в поезде к третьему подарку этого удивительного города. Явно увидел, когда действуешь из пустого ума, то события складываются идеально. Соединив неподвижность мысли и скорость действий, находись во внутреннем безмолвии, когда вокруг бушует ураган событий, и тебе придет калькутта, дружок.

https://pp.userapi.com/c606720/v606720553/2d6e/Qt2jvwJ8Hok.jpg
https://pp.userapi.com/c606720/v606720694/2e73/JUSAtuqCQxs.jpg

+1

10

Превосходный стиль изложения, Михаил! - достаточно мягкий, чтоб не отпугнуть, но в то же время элегантно структурированный и иллюстрированный.
Прочла с большим интересом, спасибо!

+2


Вы здесь » проСВЕТление » Записи и дневники » Индия. Чайт 2013-14